1
Навигация

Опросы
Чем для Вас является Победа СССР в Великой Отечественной войне?

1. Только страничка в мировой истории
2. Победа явилась результатом сплочения сил граждан СССР под руководством И. В. Сталина.
3. СССР победил благодаря вступлению в войну сил союзников.
Затрудняюсь ответить


» » Кукушкин Павел Васильевич - ВСЮ ЖИЗНЬ – НОВАЯ РАБОТА
Кукушкин Павел Васильевич - ВСЮ ЖИЗНЬ – НОВАЯ РАБОТА
Родился 30 апреля 1921 года в деревне Плишки Угличского района Ярославской области.


Кукушкин Павел Васильевич - ВСЮ ЖИЗНЬ – НОВАЯ РАБОТАВ том году был такой страшный голод, что родители удивились, как я выжил. В 1929 году все семейство переехало к родственникам в Ленинград. Проверив полученные в сельской школе знания, учителя сказали мне, что в городе лучше учебу начинать с первого класса. С тех малых лет меня поражали военные: подтянутые, у многих различные знаки. А если кого встречал с орденами, восторгу и удивлению не было предела. После окончания седьмого класса я бесповоротно решил стать военным летчиком. Но в аэроклубе меня забраковала комиссия, сказали, что не в порядке сердце, добавили в шутку: «Рожденный ползать, летать не может!» и посоветовали идти в только что открывающиеся специальные артиллерийские школы. Я с благодарностью воспользовался их советом. К тому же и домашняя обстановка оставляла желать лучшего – семья жила впятером в 11-ти метровой комнате коммунальной квартиры. Родители и старшие братья сказали мне, чтобы я обязательно шел учиться, получил хотя бы среднее образование. Родители закончили только четыре класса, а братья - семь.
В 1938 году поступил в 8-ю специальную артиллерийскую школу. Три года учебы в этой школе позволили мне получить среднее образование и познать азы военного дела. Дисциплина в школе была армейская. Большинство занятий по военным предметам проводились в летних лагерях под Лугой в полевых условиях. 1–2 раза в неделю совершали марш-броски с полной боевой выкладкой. В эти дни мы питались только сухим пайком. Здесь я впервые спал на койке, дома все мы три брата спали на полу. До сих пор поражаюсь, как мы, худенькие мальчишки, выдержали эту по-настоящему солдатскую нагрузку… Но именно она очень помогла нам, будущим защитникам родины, выдержать и выжить в самые тяжелые первые дни и месяцы войны.
Всех выпускников спецартшкол, успешно сдавших экзамены за 10-й класс, без вступительных экзаменов принимали в артиллерийские училища Ленинграда. В 1940 году я был зачислен курсантом 3-го Ленинградского артиллеристского училища повышенного типа. Обучение в нем было трехгодичным. С первых дней учебы в училище мы почувствовали влияние советско-финляндской войны 1939-1940гг. Большинство занятий проводились зимой, в поле, в северные трескучие морозы. Некоторые дисциплины из программы высшего образования были исключены. Перефразируя слова известной песни, об обстановке того времени можно сказать так: «Первым делом стрельба боевым снарядом, а высшая математика потом».
И мы не ошиблись… Война!
Ранним утром 26 июня все курсанты 3-го Ленинградского артиллеристского училища были построены на плацу. Начальник училища полковник Санько говорил кратко: «Положение в западных приграничных районах страны тяжелое. Фашистские захватчики разрушают города и промышленные предприятия. Враг продвигается вглубь страны. Красная армия несет тяжелые потери. Нашему училищу приказано сформировать две батареи из курсантов-добровольцев и срочно отправить их на фронт». Последовала команда: «Добровольцы! Два шага вперед, шагом марш!» В ответ весь строй шагнул вперед. Мы, попавшие в список 60 курсантов-добровольцев, были направлены на Северо-Западный фронт в район города Остров Псковской области. Там, на реке Великая, началась Ленинградская битва. Наши две батареи поддерживали огнем оборонявшиеся стрелковые части. Я был назначен командиром огневого расчета 152-мм пушки-гаубицы. В этих тяжелейших боях погибло очень много моих товарищей. Нас вывели из боя и уже в конце июля направили в наше родное училище, где оставшимся в живых было присвоено воинское звание «лейтенант». Война для меня продолжилась уже на офицерских должностях.
Крайне напряженная обстановка на подступах к Москве требовала от нашего руководства дать Красной армии, сражавшейся с агрессором в исключительно тяжелых условиях, такое оружие, которое нанесло бы противнику не только физические потери, но и моральный ущерб, оружие, способное сбить с гитлеровцев арийское бахвальство и прусскую спесь. Одним из таких видов стало оружие залпового огня, реактивная артиллерия, вооруженная системами БМ-8 (реактивный снаряд РС 82 мм с дальностью стрельбы до 5 км) и БМ-13 (РС 132 мм и дальность 7, 9 км). Такая артиллерия зарождалась в СССР еще накануне Великой Отечественной войны, но боевая ее история началась в 15.30. 14 июля 1941 года залпом экспериментальной батареи в составе пяти БМ-13.
В этот день командир батареи капитан И.А. Флеров получил приказ произвести залп по железнодорожному узлу Орша, где скопилось много немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами и горючим. Картина этого первого залпа вырисовывается примерно такая. Огненный смерч пронесся над станцией и вдруг, в самой гуще разномастных вагонов и платформ взметнулись темно-оранжевые фонтаны взрывов восьмидесяти реактивных снарядов. Изрыгая гейзера, заполыхали цистерны с горючим, в закупоренных вагонах стали рваться боеприпасы. Те солдаты, которых не настигло возмездие, в неописуемой панике бросились бежать куда глаза глядят. На железнодорожном узле целую неделю не отмечалось никакого движения. Наши войска выиграли время, чтобы отойти за реку Оршица.
Вслед за первой батареей в июле-августе 1941 года на Подмосковные рубежи были отправлены еще семь батарей. Уже с сентября 1941 года стали формироваться отдельные минометные дивизионы, а позже минометные полки (ОГМД и ГМП). С первых дней войны боевые машины этих частей (БМ-8 и БМ-13) солдаты стали любовно называть «Катюшами». Учитывая особое значение нового совершенно секретного вооружения, с момента формирования ОГМД и ГМП именовались гвардейскими минометными частями (ГМЧ). Личному составу выдавались знаки – «Гвардия». За время войны гвардейцы-минометчики своим героическим ратным трудом с честью оправдали это почетное высокое звание.
На появление первых батарей, противник отреагировал сразу же. Из Берлина в немецкие войска полетели предостережения: «Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку… применили батарею с небывалым числом орудий. Снаряды фугасно-зажигательные, но необычного действия. Войска обстрелянные русскими, свидетельствуют: огневой налет подобен урагану. Снаряды разрываются одновременно. Потери в людях значительные. При захвате таких пушек немедленно докладывать».
В сентябре 1941 года я получил назначение в ГМЧ - 25-й отдельный гвардейский минометный дивизион (ОГМД), на вооружении которого были 36-ти зарядные боевые машины БМ-8. В залпе дивизиона – 288 РС. Первая моя офицерская должность в этом дивизионе – командир взвода противовоздушной и противотанковой обороны (ПВО и ПТО). Но тогда, в первые месяцы войны, на вооружении моего взвода, были лишь два трофейных зенитных пулемета, а у гвардейцев – только стрелковое оружие. В критические моменты боя взводу иногда приходилось выполнять задачи стрелковых подразделений.
Фашисты рвались к Москве и уже выходили на подступы к ней. 25 ОГМД поддерживал 1-ю Гвардейскую Московскую Пролетарскую мотострелковую дивизию (1 гв.МСД), которая в составе войск Юго-Западного фронта оборонялась в районе Сумы. Распоряжением Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) 1 гв.МСД вместе с 25 ОГМД в срочном порядке была переброшена в район Наро-Фоминска и в октябре заняла оборону по берегу реки Нара. С этого времени мы стали участниками Московской битвы, защитниками Москвы. Нам была поставлена задача: стоять насмерть и на этом направлении не допустить врага к столице. Приказ гвардейцы выполнили. Наро-Фоминск был последним опорным пунктом на Киевском шоссе. Противник обошел город с севера и юга. Дивизион отражал атаки, производя залпы с одних и тех же огневых позиций, так как времени на их смену совсем не было. Ни ожесточенные бомбежки, ни пушечный обстрелы не заставили гвардейцев прекратить огонь. Лишь 22 октября противнику удалось просочиться на восточный берег реки и занять несколько улиц. Пулеметчикам взвода, которым я командовал, было приказано удерживать привокзальную улицу и вокзал города. В течение трех часов мы удерживали их до подхода нашей пехоты.
Не только физические, но и о душевные страдания, испытывали мы, советские люди, в те дни и ночи. В первые месяцы войны каждый из нас, наконец, понял, насколько плохо мы представляли себе вероятного противника. В веселых довоенных песнях пелось: «Чужой земли, мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим…» На деле фашистский агрессор в первые часы войны на главном, для него московском направлении уничтожил большую часть нашей авиации прямо на аэродромах. Были взорваны и сожжены склады с горючим и боеприпасами. В результате во время Московской битвы, на орудие часто выделялось один-два снаряда в сутки. Так было, к сожалению и на многих других направлениях. Вот почему - без должного прикрытия с воздуха, при отсутствии необходимых средств для противотанковой обороны - враг развивал наступление в первые дни войны со средним темпом 50 км в сутки. Большой крови стоило русскому народу, нашей армии отстаивать каждую пядь родной земли.
В ноябре 1941 года я был назначен начальником разведки дивизиона. Основной задачей разведки являлось: во взаимодействии с разведкой дивизии определить районы скопления противника. С этой целью в конце декабря командиром дивизиона гвардии капитаном Зайцевым И. Н. с группой разведчиков я был послан в тыл противника с приказом: определить координаты максимального скопления живой силы и техники противника в районе деревни Таширово. До сих пор не могу забыть детали выполнения этого задания. В моей группе было четыре разведчика и радист с рацией РБМ. Тридцатиградусный мороз. Ночь. Впереди поле, усеянное погибшими в предыдущих боях закоченевшими трупами. Беспрерывно вспыхивают осветительные ракеты, сопровождаемые автоматным и пулеметным огнем противника. То и дело приходилось маскироваться, прижимаясь к трупам, уже не разбираясь – к нашим или к гитлеровским. Лишь к рассвету измотанные мы добрались до опушки рощи. Оттуда было хорошо видно, как в деревню беспрерывно двигаются танки, бронетранспортеры и машины с пехотой. Срочно определяю координаты и передаю их командиру дивизиона. Гвардейцам приказываю рассредоточиться и закопаться в снег. Через непродолжительное время над нами раздался свист и вой проносящихся реактивных снарядов родного дивизиона. В секунды деревня превратилась в адское пекло. Потери врага и его моральное поражение стали значительными. Только на второй день на этом направлении гитлеровцы перешли в наступление. Нам тоже досталось - вернулись в расположение дивизиона седыми. Частично и мы испытали разрывы своих снарядов. От них погиб и один из наших разведчиков.
Только сверхчеловеческие усилия фронта и тыла смогли остановить зарвавшегося агрессора. Самоотверженность, героизм и невероятная воля русского солдата сбила с фашистов победную спесь. 5 декабря 1941 года Красная армия перешла в контрнаступление. Захватчики были отброшены от Москвы на 100-250 км. Гвардейцы-минометчики непрерывно поддерживали наступающие части и соединения залпами своих грозных «Катюш». Если в начале Московской битвы мы имели возможность помочь войскам огнем только отдельных батарей, то при контрнаступлении войска Западного фронта поддерживали уже 34 дивизиона «Катюш». Иногда без отдыха, по трое суток подряд, по бездорожью, сквозь метель и снега, в страшный мороз, мы все же продвигались вперед. Обмерзали руки и лица, деревенели ноги, но никто из гвардейцев не сказал, что холодно, или голодно (отставали походные кухни), что пора бы отдохнуть. Только вперед – на запад, таков был единственный порыв у всех нас, гвардейцев-минометчиков.
Уже после войны в Подольском архиве мне довелось ознакомиться с итогами боевых действий 25 ОГМД за первый военный год. Мы произвели 81 дивизионный и 25 батарейный залпов. В результате, противнику были нанесены следующие потери: уничтожено до 27000 солдат и офицеров; подожжено - 24 танка, 1300 машин, 65 мотоциклов, 9 тракторов, 1500 повозок с лошадьми; взорвано 10 складов с боеприпасами; отбито 27 атак и 18 контратак. Конечно, к этим цифрам можно отнестись критически. Бывали случаи, когда потери врага от ударов «Катюш» завышались, или были неточны. Но потери врага всегда было трудно определить, к нему же не побежишь спрашивать, сколько вас убило?
Отношения наших солдат к самим фактам потерь от залпов «Катюш» хорошо выражены в газете Западного фронта «На разгром врага». В ней были напечатаны слова песни «Гвардейская «Катюша», написанные солдатом-гвардейцем Анатолием Скобло. Здесь – вера советских бойцов в мощь нашего реактивного оружия.
Шли бои на море и на суше,
Над землей гудел снарядов вой.
Выезжала из лесу «Катюша»
На рубеж знакомый огневой.
Выезжала, снаряды заряжала
Против немца, изверга-врага,
Ахнет раз – и роты не бывало,
Бухнет два – и нет уж там полка.



А вот, как реагировали фашисты на каждый залп «Катюши», приведем высказывания пленных: «Потери роты в последние дни огромны и все из-за русских «Катюш». Звук от полета снарядов парализует наших солдат. Когда мы слышим этот звук, то стареемся забиться поглубже в укрытие». Еще одно описание морального воздействия «Катюш» дал другой пленный: «Солдаты настолько напуганы огнем, что офицерам силой приходиться выгонять их из укрытий. Были случаи, когда после залпа «Катюши» по одной из деревень, солдаты в соседних селах разбежались в разные стороны, боясь, что следующий залп накроет их. В атаку солдаты идут неуверенно, каждую минуту ожидая этого страшного залпа ваших «Катюш», которые мы называем «нечистой силой», а некоторые – «ведьмами». Примерно так реагировал враг на реактивные залпы до конца войны.
В апреле 1942 года я стал начальником штаба дивизиона 65 гвардейского минометного полка, воевавшего на Брянском фронте. Я стал штабным офицером, первым заместителем командира. В такой работе было много особенностей и обязанностей, характерных только для штабного офицера. Особенно много времени пришлось уделять организации всестороннего обеспечения боевых действий дивизиона, разработке и своевременному представлению в вышестоящий штаб различных документов, писать ежедневные боевые донесения. В дни, когда производили залпы, надо было отчитываться за каждый снаряд и залп.
Вскоре в какой-то степени мне удалось освоить основы службы штабного офицера, это заметили старшие начальники. В марте 1943 года я был назначен помощником, а вскоре и старшим помощником начальника оперативного отделения Опергруппы Гвардейских минометных частей (ГМЧ) фронта. (Брянского, Степного, 2-го Украинского фронтов). Эти группы контролировали боевую деятельность ГМЧ на фронте, обеспечивали их кадрами, материальной частью и боеприпасами. Часто я выезжал непосредственно в гвардейские минометные части. Надо было проверить их укомплектованность, готовность к ведению боевых действий, а если они сразу направлялись в распоряжение действующих объединений (армий), то я проверял сколоченость подразделений в боях. Особенно эта работа стала напряженной во время Курской битвы, участником которой я стал, принимая ГМЧ, прибывающие на Степной фронт и сопровождая их до армий, в распоряжение которых они поступали. С этой битвой связано у меня и первое награждение.
Большинство из нас, фронтовиков, не знают, когда на нас были представлены наградные листы. Меня этим вопросом побудили заняться школьники. Когда я выступал в 63-й школе, спросили, чем я был награжден за участие в Московской битве. Не думая, ответил: медалью «За боевые заслуги». И сразу засомневался. Недавно был в военкомате, и узнал, что первые два года и четыре месяца войны я провоевал без всяких наград, при всех хороших на меня характеристиках и аттестациях! А моя первая награда - орден «Красной звезды», получена в сентябре 1943 года по представлению начальника Опергруппы ГМЧ Степного фронта генерал-майора артиллерии Шмакова В. А. К тому была серьезная причина: некому было представлять. Мой первый командир Зайцев И. Н. погиб в боях за Юхнов. Сменился заместитель командира по политической части. Весной 1942 года 25 ОГМД вошел в состав 54-го гвардейского минометного полка (ГМП). А новые командиры и начальники за прошлые бои, как правило, никого не представляли к награждению, поскольку не знали подчиненных.
Как бы ни была ответственной и почетной работа в Опергруппе ГМЧ, но она меня в некоторой степени угнетала. Пройдя суровые испытания первых месяцев войны, я не мог смириться с ролью штабного офицера, да еще и фронтового масштаба. Стал настойчиво просить генерала Шмакова В. А. направить меня в действующие ГМЧ. С большим трудом моя просьба была удовлетворена.
В апреле 1944 года я был назначен командиром 35 ОГМД. К тому времени этот славный дивизион прошел с боями Смоленское сражение, Московскую битву, участвовал в освобождении Правобережной Украины. К моему прибытию дивизион входил в состав 5-го механизированного корпуса 6-й танковой армии (6 ТА). Предшествующая служба помогла мне в короткие сроки освоить ответственные обязанности командира отдельной войсковой части «Катюш». За результаты каждого залпа я нес теперь персональную ответственность. Боевые действия в соединениях и частях ТА носили совершенно иной характер, чем в общевойсковой армии.
После разгрома фашистов в Корсунь-Шевченковской операции и выхода Красной армии на государственную границу 6ТА предстояло решать сложнейшие задачи подвижной группы 2-го Украинского фронта. Все бойцы и командиры начали готовиться к решающей схватке с врагом. 20 августа 1944 года войска 2УФ начали Ясско-Кишиневскую операцию. 6 ТА, действуя на направлении главного удара фронта, на второй день операции вводилась в прорыв и, не втягиваясь в затяжные бои по уничтожению непосредственно противодействующих сил противника, нацеливалась на стремительное развитие наступления, разгром подходящих резервов противника, и захват рубежей в его оперативной глубине.
Сейчас даже трудно представить, что всего через полчаса после получения задачи, мы, преодолев 10-15 км, уже открывали огонь по противнику. Во многом этому способствовали быстроходные и высокопроходимые машины «студебеккер» на которых были смонтированы установки М-13. А командир корпуса генерал-лейтенант танковых войск Волков М. В. требовал от всех командиров: «Всем, безоговорочно, включая и танкистов, уступать дорогу «Катюшам». Около меня всегда находилась подручная батарея. С ней я и выдвигался на максимальной скорости на наиболее угрожаемые направления. Затем, если необходимо, туда направлялся и весь дивизион под руководством начальника штаба гвардии капитана Корниенко Г. Н. Особо запомнилось преодоление Трансильванских Альп на участке высоты до 2500 м над уровнем моря. От водителей боевых и транспортных машин тогда потребовалось и бесстрашие и мастерство. Обход перевалов и теснин был невозможен, из-за большой крутизны и скалистости горных склонов. Ширина проезжей части – 5-6 метров. Малейшая неосмотрительность могла привести к катастрофе.
По извилистым и узким дорогам с резкими обрывами, ночью, под ударами вражеской авиации, части корпуса преодолели более 60 км и с ходу вступили в бой в районе городов Турда и Клуж. Советское командование высоко оценило подвиги воинов 6-й танковой армии в трудных и решающих боях за окончательное освобождение Румынии, преобразовав ее в Гвардейскую. Наш 5 МК стал 9-м Гвардейским механизированным корпусом (9 Гв.МК). В Гвардейские были переименованы и все бригады корпуса с изменениями их номеров.
Началась такая война, когда, образно выражаясь, кругом стреляют. Трудно было определить, где фронт, тыл, фланги. Артиллеристам и минометчикам в такие моменты, особенно на ночь, лучше было располагаться вблизи танкистов или пехоты. Но мой непосредственный начальник – командующий артиллерией корпуса не всегда это учитывал. В марте 1945 года полковник Бэм И. И. приказал мне сосредоточить дивизион в районе хутора Пербетски (недалеко от города Комарно на Дунае). Ночью я услышал со стороны леса шум. Посланный мною туда начальник разведки дивизиона Башков А. П. доложил, что в лесу сосредоточиваются танки, бронетранспортеры и мотопехота. Докладываю Бэму, но он вновь командует: «стоять на указанном месте». С рассветом на дивизион хлынула масса танков и бронетранспортеров. С трудом мне удалось спасти боевое знамя - послал его с начальником штаба на своем «виллисе». В результате такого необдуманного расположения, дивизион понес тяжелые потери: было уничтожено три боевых и шесть транспортных машин, их боевые расчеты и водители. Основную часть дивизиона все же удалось вывезти от поражения. Когда убедился, что больше ничего и никого не удастся спасти, с ординарцем Сашей Сотниковым начал последним выходить через кукурузное поле в направлении штаба корпуса.
Спас меня тогда невероятный цирковой трюк. Под беспрерывным, но бесприцельным огнем гитлеровцев мы подползли к винограднику, опутанному проволочным забором высотой метра два. Подползти под него снизу было невозможно, тогда я резко вскочил и ударил из всех сил голой рукой по верхнему ряду проволоки… И вдруг, какая-то неведомая сила подняла меня в промокшей шубе вверх, и я перелетел через заграждение. В полете задел спиной проволоку, разорвал шубу и, весь в крови, упал на землю без сознания. Ординарец не решился на такой кульбит и где-то в стороне поцарапанный прополз под проволокой. Оборванные, в крови, мы добрались до штаба корпуса. Прибывший со знамением капитан Корниенко Г. Н. уже доложил полковнику Бэм И. И. об обстановке, в которой оказался дивизион. Нужно отдать должное офицерской чести моего начальника. Он извинился передо мною и личным составом дивизиона, сказав, что всю ответственность за случившееся он взял на себя.
Бои в большом городе всегда связаны с дополнительными трудностями. 8 апреля 1945 года части корпуса вели упорные бои за центральную часть Вены. Пехота вышла к Королевскому дворцу, но встреченная сильным огнем, залегла, настойчиво прося огонька «Катюш». В таком многоэтажном городе, как столица Австрии, огонь из реактивных установок можно было вести только прямой наводкой вдоль улиц. Советское командование принимало все меры для того, чтобы не допустить разрушений этого старинного прекрасного города. Под покровом темноты, по улице, плотно забитой нашими солдатами и повозками, вывожу две БМ-13 почти на линию боевого соприкосновения с противником. Произвели подготовку исходных данных для стрельбы с большим недолетом до дворца. Через миг ночь разбудил страшный грохот реактивных снарядов, которые взмыли на высоту третьих-четвертых этажей, и разорвались на площади перед дворцом. В первые минуты после залпа воцарилась какая-то необычная тишина. Все замерло. Затем раздалось «Ура!» и пехота стремительным броском через площадь, почти без сопротивления противника, овладела Королевским дворцом.
Были еще бои за города Брно, Вышков, Яромержицы, Йиглава, затем стремительное наступление на Прагу. Никогда не забыть того теплого сердечного приема, который оказывали нам жители освобожденной Чехословакии. 9 мая пришла победа. Но последний залп в Европе 35 ОГМД произвел 11 мая 1945 года в Чехословакии в районе Пршибрама по немецкой колонне войск, пытавшейся уйти на запад, в расположение американских войск. Этим залпом и тогда война для 6-ой Гвта, в том числе, и нас, гвардейцев-минометчиков, не закончилась.
Во второй половине июня мы погрузились в воинские эшелоны, имея две заправки горюче-смазочных материалов, три залпа РС и продовольствия на тридцать суток, а в конце июля уже разгружались в степях Монгольской Народной Республики. Все мероприятия проводились в строжайшей тайне. Лишь за несколько дней до начала боевых действий получили конкретное указание обо всех мероприятиях по подготовке личного состава и техники к войне с империалистической Японией. 35 ОГМД вошел в состав передового отряда 9 ГвМК. 9 августа 1945 года 6 гвТА, действуя в первом эшелоне Забайкальского фронта на направлении его главного удара, перешла государственную границу. Перед нами распростерлась пустыня. Из-за пыльных облаков, образовавшихся от движения колон, пески пришлось преодолевать в условиях полной невидимости. Направление показывал летящий на бреющем полете самолет У-2.
Наконец вышли к горному хребту Большой Хинган. Появление наших войск в этом районе для командования Квантунской армии стало полной неожиданностью. Поэтому организованного сопротивления японцы и не оказали. Но и без их преград и препятствий на нашем пути было предостаточно. С большим напряжением и опасностью водители танков и машин преодолевали витые кручи Большого Хингана. Спустившись с гор, мы оказались перед разлившейся от дождей рекой Хуанхе, преодолеть которую было невозможно. Пришлось совершить стокилометровый марш по железнодорожному полотну. В любой обстановке 35 ОГМД всегда был готов к нанесению огневых ударов, но стремительные наступательные действия наших танкистов и мотопехоты при слабом, а иногда и отсутствии сопротивления противника не вызывали необходимости применять «Катюши».
Высадив два воздушных десанта в порт Дальний и Порт-Артур, 6ГвТА вышла на побережье Тихого океана. Таким образом, боевой путь 6 ГвТА в исключительно трудных природных и дорожных условиях в Маньчжурской стратегической наступательной операции составил свыше 800 км со средним темпом 50 км, а иногда и 100 км в сутки. За 23 дня усилиями трех фронтов, силами Тихоокеанского флота, Амурской военной флотилии, во взаимодействии с Вооруженными силами Монгольской Народной Республики, миллионная Квантунская армия была разгромлена, а ее остатки пленены. (Американцы думали добиться этой цели через полтора-два года). Успешное проведение десантных операций на Сахалин и Курильские острова завершило разгром основных сил Японии. 9 сентября 1945 года она вынуждена была подписать акт о капитуляции. На этом вторая Мировая Война завершилась. И в этом была решающая роль советского народа и его Вооруженных Сил.
В октябре 1945 года соединения и части 6 Гвта были выведены из Маньчжурии и расположены в Забайкальском военном округе. 35 ОГМД дооборудовал землянки в Цугуловском Дацане, вблизи станции Оловянная. В апреля 1949 года, прокомандовав 35 ОГМД в общей сложности пять лет, я был переведен в группу Советских войск в Германии и назначен командиром 53 ОГМД 11-й танковой дивизии. Там я и закончил, начатую еще в Забайкалье напряженную подготовку к поступлению в военную академию. В августе 1950 года успешно сдал вступительные экзамены и был зачислен слушателем Военной академии им. М. В. Фрунзе.
После окончания учебы в Академии с ноября 1953 года служил в войсках Прибалтийского военного округа, но уже не как артиллеристский, а как общевойсковой офицер. В течение года был заместителем командира 121 стрелкового полка 43 гв. Латышской стрелковой дивизии, а затем назначен командиром 13 гв. стрелкового полка 3 гв. стрелковой дивизии, расположенном в городе Плунге Литовской ССР. Должность командира полка считается в армии одной из самых важных и сложных. В стрелковом полку на различных штатных должностях проходят службу более 25 военных специалистов. Командиру полка надо грамотно организовать проведение их качественной подготовки, а на учениях – суметь максимально четко организовать взаимодействие между ними в различных видах боя. Качество подготовки подразделений полка проверяется на инспекторских проверках в конце учебного года. Они дают оценки подразделениям, каждому офицера, включая и командира полка. А последний, если командует столичным полком, оценивается и по умению выполнять задачи, возлагаемые на него командованием округа.
В 1957 году в Советской армии была проведена существенная реорганизация. В штат стрелкового полка вместо стрелкового батальона был введен танковый батальон. Мы, командиры теперь уже мотострелковых полков, были привлечены на окружные трехмесячные сборы, где научились искусству вождения танков, овладели различными способами стрельбы из танков, включая и стрельбу боевым снарядом с ходу. Выполнили все упражнения для механиков-водителей 3-го класса и получили права. Командуя 13 гвардейским мотострелковым полком (13 ГвМСП), мне пришлось освоить много различных специальностей.
Вскоре войска Прибалтийского военного округа приступили к десантной подготовке на польских средних десантных кораблях. 13 ГвМСП привлекался к окружным учениям по высадке морского десанта. На основе опыта войны и подобных десантных учений была создана современная морская пехота. Солдаты и офицеры не плохо освоили трудную, и даже в мирное время, опасную военную специальность морского десантника. Последние события в «горячих точках» подтверждают, что именно воздушные и морские десантники в наивысшей степени подготовлены для действий в самых сложных условиях обстановки.
В 1957 году, после расформирования латышской дивизии 13 гвМСП был переведен в Ригу. На полк были возложены все обязанности, которые выполняла эта дивизия. Не мало трудностей возникало при подготовке к парадам. На меня была возложена вся ответственность за подготовку к параду объединенного сводного полка. Ситуация осложнялась и тем, что подготовку к параду часто приходилось проводить сразу по возвращении полка с учений по высадке морского десанта. У многих машин из-за соленой морской воды выводилось из строя электрооборудование. Водителям и электрикам приходилось сутками работать в мастерских, устраняя неполадки. Но полк и с этой задачей справлялся успешно.
Приближалась зима. Солдаты, сержанты и офицеры-холостяки были размещены в Ворошиловских казармах в Риге, а семейные офицеры оставались в лагерях вблизи Риги. Для обеспечения их квартирами командующий войсками округа генерал армии Гусаковский И.И. приказал на окраине города построить 10 восьмиквартирных домов. Для этого он освободил от боевой подготовки большую часть личного состава полка, а меня назначил начальником строительства. Так всем нам пришлось освоить еще и строительную специальность. Через полгода дома были сданы в эксплуатацию и 80 офицеров полка получили квартиры.
Несколько раз пришлось нам поработать даже артистами, когда личный состав полка привлекался к массовым съемкам в кинофильмах.
В январе 1959 года я был выдвинут на должность начальника штаба 24-й танковой дивизии, которая в октябре 1960 года была преобразована в учебную танковую дивизию. Она стала готовить младших специалистов, командиров танков и механиков-водителей для всех танковых соединений округа. На этой должности моя служба в войсках и закончилась.
Старшие начальники решили, что вся моя предшествующая служба, на войне и в послевоенное время, сможет принести пользу делу, если назначить меня на преподавательскую работу, по подготовке слушателей Военной академии им. М. В. Фрунзе. В феврале 1961 года я и был назначен старшим преподавателем кафедры оперативного искусства. С первых дней работы, еще не получив учебную группу, я присутствовал на занятиях опытных преподавателей. Там понял - чтобы стать профессиональным военным педагогом, да к тому же еще и на ведущей кафедре – надо защитить диссертацию и стать военным ученым. Пять лет я по 4-6 часов почти ежедневно занимался со слушателями, а над диссертацией работал ночами. Вскоре сдал кандидатский минимум и, без отрыва от занятий, подготовил и успешно защитил диссертацию на ученую степень кандидата военных наук. В ее разработке мне очень помогла моя служба в Прибалтийском военном округе, где приходилось решать весь комплекс вопросов по взаимодействию частей и соединений сухопутных войск с силами военно-морского флота. Еще через два года за высокие результаты учебы моих слушателей, активную разработку учебных материалов, особенно по вопросам ведения общевойсковых операций на приморских направлениях, мне было присвоено ученое звание доцента. Надеялся, что именно на преподавательской работе и закончу военную службу. Даже начал подготовку докторской диссертации.
Но все решилось иначе. Воениздату Министерства Обороны СССР срочно потребовался главный военный редактор, отвечающий следующим требованиям: военный ученый, офицер, имеющий боевой опыт, так и опыт разносторонней службы в войсках. Выбор начальства пал на меня. До назначения, на предварительной беседе с начальником Воениздата генерал-лейтенантом А. И. Копытиным, я честно сказал, что совершенно не знаю ни редакторского, ни издательского дела. На это мне было отвечено: «Изучите! Познаете! Поможем!» До сих пор не знаю, как я это выдержал, ведь так много нужно было не просто узнать, но и досконально изучить… Требовалось овладеть редакторским делом, полиграфическим производством, проштудировать всю технологию подготовки и выпуска как грифованных, так и открытых изданий, понять работу с заказчиками большого объема служебной литературы. С работы из издательства уходил последним, да еще и дома работал без всякого отдыха.
Начальник Воениздата заметил мое усердие, старание и определенные положительные результаты в своевременном и качественном выпуске литературы и через полтора года, в феврале 1971 года, произвел изменения в управлении издательства и я был назначен на генеральскую должность его заместителя по военной и военно-технической литературе. Ко дню Победы 1972 года мне было присвоено воинское звание генерал-майора. На должности заместителя начальника Воениздата я проработал 18 лет, вплоть до увольнения из Вооруженных сил в декабре 1987 года по возрасту. В Воениздате стал членом Союза журналистов СССР, ныне член Союза журналистов Москвы. Всегда буду помнить замечательный коллектив Военного издательства, который помог мне стать профессионалом и в издательском деле. В знак благодарности этому коллективу, после увольнения, я два года проработал рядовым редактором во втором отделе, где занимался пропагандой нашей военной литературы.
Семейное положение: вдовец, имею трех взрослых дочерей, внука, внучку, правнучку и правнука.
У читателя может возникнуть вопрос, почему я назвал статью именно так: «Всю жизнь – новая работа»? Отвечаю. Для нас, фронтовиков, война, с самых первых ее дней стала напряженной работой. В ежедневных трудностях, часто в голоде, а зимой и в холоде, мы выполняли эту работу на грани жизни и смерти. Для нас война стала нашей жизнью, нашей молодостью, ведь другой молодости у нас просто не было. В нашей работе было два показателя, – какой урон нанесли мы ненавистному врагу и насколько его потери приблизили нас к Победе. Никогда не теряли мы веры и надежды. Через 1418 суток совместного кровопролитного труда советских воинов и тружеников тыла, ценой невосполнимо больших человеческих потерь (часть которых можно было бы избежать при лучшей подготовке к войне), были, наконец, достигнуты наилучшие результаты нашей работы на войне – мы победили врага-агрессора!
В послевоенное время нам, офицерам, кому надлежало продолжить военную службу, необходимо было отдать работе все свои силы, на практике применять и боевой опыт и полученные в военных академиях знания. Обстановка в те годы, чем-то напоминала нынешние рыночные отношения. Армия резко сокращалась. У старших начальников оказался большой выбор кандидатов на любую должность. И тогда на повышение выдвигались и оставались на назначенных должностях только те офицеры, которые за короткие сроки смогли добиться гораздо лучших результатов, чем их конкуренты.
Моя ратная и послевоенная служба отмечена многими наградами: двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1 степени, орденом Отечественной войны 2 степени, двумя орденами Красной Звезды, двумя иностранными орденами: МНР «За боевые заслуги» и Румынии «Тодор Владимиреску» 3 степени и 28 медалями.
В феврале 1978 года в Воениздате я был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Это было для меня неожиданной и особо приятной наградой. Само название ордена говорит о том, что награжденный является примером и образцом в труде, и в высоких показателях в порученной ему работе. Награждение этим орденом и другими наградами, полученными на войне, расцениваю как итог и оценку всей моей боевой работе и труда в послевоенное время, как по защите Отечества, так и по укреплению могущества нашей Родины.
Дорогие друзья! Из прочитанного вы увидели, что всю жизнь мне приходилось «вкалывать», преодолевая любые трудности, отдавая при этом все силы и знания, чтобы наилучшим образом выполнить поставленные задачи. Мы, фронтовики, надеемся, что вы, наша смена, на свое жизненное вооружение возьмете от нас все положительное. Выбирайте любые профессии и специальности по душе. Главное, твердо помните, что добиться результата во всех делах можно лишь тогда, когда отдаешь порученному делу все свои силы, таланты, знания, а в бою – иногда и жизнь. Такие качества особенно необходимо проявлять при защите Отечества. К этому, как показывает нынешняя обстановка, надо готовиться постоянно и всесторонне.

----------- # ------------

Читатель не поймет победителей, если они не выскажут своего мнения о новой войне. Уже более десяти лет в России идет война с бандформированиями в Чечне. Допустив их вооружение советским оружием, наши власти не сделали никаких своевременных выводов из своих ошибок и не организовали разгром терроризма в зародыше. Воспользовавшись этой бездеятельностью, российские, а ныне международные террористы, все это время добиваются достижения своей главной цели – расшатать наши государственные устои, противопоставить ислам православию и столкнуть в кровавой схватке сначала коренные народы Кавказа, а затем и население других регионов России. В ходе первой и второй чеченских войн руководители бандитов, Басаев, Масхадов и другие, не плохо организовали управление террором. По всей России была создана широкая агентурная сеть, включившая в себя предателей от высших органов государственной власти до районных отделов милиции. Ими установлены так называемые «дипломатические» отношения со спецслужбами ряда западных и исламских государств, с сетью радикальных и экстремистских организаций, глобальной наркомафией и т.д. Именно эти структуры финансируют и всесторонне обеспечивают профессиональную, античеловеческую подготовку отъявленных бандитов и террористов. Причем при оплате учитываются конкретные результаты работы – чем больше убито противников Аллаха, (т.е. нас, русских), чем больше взорвано и разрушено – тем больший куш получат они от бандитов-руководителей.
Со времени окончания Великой Отечественной войны у нас не было такой общей беды, как трагедия в Беслане и в других местах. Но на теракты, которые стали проходить почти еженедельно, мы почему-то стали реагировать как сторонние наблюдатели или по старой привычке выражаем солидарность, единство и призываем к бдительности. Слов нет – это необходимо, особенно в нынешнее время. Меж тем террористы уже открыто заявляют, что они и дальше будут нас убивать, где бы мы ни находились. Поэтому для каждого возникает вопрос: кто следующий? Пора нам перестать лукавить, а надо твердо и прямо сказать: власть в России перестала нести ответственность за безопасность людей и не хочет признавать, что в результате бездумных реформ уровень жизни россиян снизился, а социальная деградация в обществе только усиливается. Лишенные перспектив на будущее, обнищавшие люди, постоянно испытывают экономическое и моральное ущемление. Они становятся склонными к агрессивности, часто в самом крайнем ее проявлении. Именно эти люди и пополняют современную террористическую сеть. Среди них оказывается немало женщин, против экстремизма которых бороться очень сложно. Власть перестала принимать какие-либо эффективные меры и к должному воспитанию подростков. По всем телевизионным каналам крутятся фильмы, в которых уже трудно отличить беспрерывные кадры убийств от художественного фильма. Молодежь свыкается с мыслью, что любого человека можно просто взять и убить.
Мы видим, что перед нами высокоподготовленный противник, обеспеченный всеми средствами для любого террора и диверсий. Советский народ и его вооруженные силы за четыре года напряженной кровопролитной борьбы сыграли решающую роль в разгроме немецкого фашизма, японского империализма и в завершении второй мировой войны. Мы, победители, надеялись, что заслужили этим достойную и спокойную жизнь, но не тут-то было. Пора вспомнить пословицу: русский долго запрягает, зато быстро едет. Пришла пора надежно запрягать, да ухнуть, как не раз это мы делали. Необходимо в кратчайшие сроки разгромить и уничтожить бандитов, террористов и другую нечисть. Этим нелюдям не место на нашей Земле.
Проводимые ныне мероприятия должны решить весь комплекс вопросов и нанесению эффективных упреждающих ударов по пунктам управления и базам террористов, где бы они не находились. Если все это будет сделано, то не будет ни политических, ни военных, ни духовных и, особенно, экономических основ для его дальнейшего существования. А это значит, что в год 65-летия Великой Победы россиянам наконец-то будет обеспечена настоящая, спокойная жизнь, достойная нашего великого народа – Победителя!
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Просмотров: ( 2264 ) Комментариев: ( 0 )

Рейтинг@Mail.ru