1
Навигация

Опросы
Чем для Вас является Победа СССР в Великой Отечественной войне?

1. Только страничка в мировой истории
2. Победа явилась результатом сплочения сил граждан СССР под руководством И. В. Сталина.
3. СССР победил благодаря вступлению в войну сил союзников.
Затрудняюсь ответить


» » Коньков Валентин Тимофеевич - ВСЕГДА С ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ
Коньков Валентин Тимофеевич - ВСЕГДА С ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ
Родился в крестьянской семье в селе Дубровка Брасовского района Брянской области 1 января 1922 года.


Коньков Валентин Тимофеевич - ВСЕГДА С  ЛИЧНЫМ СОСТАВОМ Родители до революции жили бедно, а при советской власти получили землю, обустроились, завели свое хозяйство. В 1930 году вступили в колхоз. Я достаточно рано начал работать на своем поле, а затем в колхозе. Пахал, боронил, пас скот, исполнял другие посильные сельскохозяйственные работы. Село наше было большое, в нем имелись неполная средняя 7-летняя школа, клуб, библиотека. В селе много было молодых ребят, активно работала комсомольская организация. Именно она оказывала большое влияние на физическую, духовную и патриотическую подготовку молодежи села к труду и обороне нашей Родины. Уже будучи в 6-м классе, я имел значок БГТО (Будь готов к труду и обороне). Принимал активное участие в самодеятельности. В 1937 году был принят в комсомол.
Мне рано пришлось стать взрослым. В 1938 году умер отец. По путевке
комсомольской организации я был направлен в г. Брянск в школу ФЗУ. Я, как и многие другие мальчишки тех довоенных лет, мечтал стать военным. Выполняя эту мечту, начал готовить себя к воинской службе, аккуратно и с большой охотой посещал один из кружков ОСОАВИАХИМа. В свои семнадцать лет я уже был обладателем четырех оборонных значков: «Ворошиловский стрелок» I и II степени, «Готов к труду и обороне», «Красного креста и полумесяца». Неплохо знал стрелковое оружие, умел стрелять из него, мог оказать первую медицинскую помощь пострадавшим. В эти годы вся заводская молодежь была заряжена чувством высокого патриотизма и преданности Родине. Служба в Красной Армии являлась престижной и почетной.
После окончания ФЗУ на заводе «Красный Профинтерн» я трудился слесарем четвертого разряда по сборке артиллерийских орудий для бронепоездов. Работали по 12-14 часов в сутки. Всеми чувствовалось приближение войны. Но началась она для нас неожиданно, в один день, в одно летнее утро 1941 года. Завод начал готовиться к эвакуации в г. Красноярск. Уже уехали первые эшелоны с оборудованием и рабочими, но я не поехал, хотя имел «бронь». Пришел в военкомат с просьбой призвать в Красную Армию и направить на фронт. Меня включили в команду новобранцев и направили в действующую армию. На Урале прошел одиночную подготовку солдата и в составе маршевой роты в начале ноября 1941 г. прибыл на Северо-Западный Фронт под Москву на Волоколамское направление. В это время там шли крайне ожесточенные бои. Нас передали в 35-ю отдельную стрелковую бригаду 20-й армии и практически с ходу ввели в бой. Так я начал свою фронтовую жизнь. Воевал рядовым красноармейцем, командиром стрелкового отделения, помощником командира стрелкового взвода. Неоднократно ходил в атаку и отражал контратаки фашистов. Будучи комсоргом роты, часто приходилось первым подниматься в атаку и личным примером поднимать в атаку всех комсомольцев и молодежь роты. Три с половиной года я воевал в пехоте на переднем крае. Подвергался постоянному оружейно-пулеметному и минометно-артиллерийскому обстрелу, то есть постоянно находился в состоянии морально-психологического напряжения. До сих пор не верится, что я остался живым. Только любовь к Родине, вера в нашу Победу и хорошая предвоенная морально-боевая подготовка помогли мне выжить. Правда надо отметить, что мне и везло, как говорится, «родился в рубашке». Иногда были такие случаи на фронте, что я чудом оставался невредимым.
Вот некоторые эпизоды из моей боевой жизни. Зимой 1942 года под селом Середа Московской области рядом с моей ячейкой из снега при обстреле разорвалась 81-милиметровая мина противника; резкий звук, столб снежной пыли, шум в голове - подумал, что я умираю, но осмотрелся - живой. Осколки мины посекли всю мою шинель, а несколько попали в мякоть ноги, но не затронули кость. Через несколько месяцев повторился почти такой же случай под г. Гжатском (ныне Гагарин). Нас пять человек находились в блиндаже, и вдруг пронзительный свист, грохот, темнота и сплошная пыль - что-то невероятное. Опомнившись, мы выскочили, но не все, а только четверо. Один остался там, он умер от разрыва сердца. К нам в блиндаж попал большой 120-мм немецкий снаряд, пробил угол укрытия и разорвался на выходе. Был и такой «смешной» случай, когда только в конце выполнения задания я узнал, что находился во власти смерти. Ведя разведку противника на нейтральной полосе, просто не заметил того, что стоял на немецкой противотанковой мине. Причем несколько раз моя нога соскальзывала с мины, и я ставил ее обратно. В конце концов посмотрел под ноги и обомлел — увидел, на чем стою. Напрасно испугался – она же только от танков срабатывает.
Красная Армия разгромила немцев под Москвой. Наша 35-я отдельная стрелковая бригада уже в составе Западного фронта продолжала освобождение населенных пунктов Московской области и в марте 1942 года подошла к г. Гжатску, где была остановлена сильнейшим заградительным огнем артиллерии и стрелкового оружия противника. Части бригады перешли к обороне. Немцы, перестроившись, начали подготовку к нанесению
контрудара. Согласно полученным разведданным, гитлеровцы сосредотачивали против наших частей танки и мотопехоту. В частях бригады не хватало противотанковых орудий и других средств. Для усиления борьбы с танками врага в батальонах создавались команды истребителей танков по 11 человек в каждой. В один из дней мая месяца 1942 года командир батальона майор Валюженич вызвал меня, старшего сержанта, к себе и поставил задачу подобрать 11 комсомольцев-добровольцев опытных боевых солдат. Объявил, что командиром команды назначаюсь я. Задача команды: в течение трех суток отрыть индивидуальные ячейки (круглые окопы) во весь рост на танкоопасном направлении и замаскировать их. Подготовить солдат к отражению танков противника, имея на вооружении по 2 противотанковых гранаты и 1 бутылку с горючей жидкостью КС. Было проведено несколько занятий, а затем заняты боевые позиции. Вскоре мы услышали грохот моторов и гусениц танков. Шум приближался к нам. Издали начали вести огонь наши артиллеристы. Вдруг, сначала справа, а затем и слева раздались взрывы, два «Тигра» оказались подбиты. Неожиданно передо мной появился немецкий танк. Я бросил первую гранату. Она попала в лобовую броню и только сбила запасные штреки. Второй гранатой попал в гусеницу, танк прокрутился, развернулся и через несколько метров подорвался на нашей противотанковой мине. Артиллеристы подбили еще два танка. Немцы отступили и окончательно перешли к длительной обороне на этом участке. За этот бой я был награжден медалью «За боевые заслуги».
Оборонительные бои шли несколько месяцев. В это время при штабе 5-й Армии в с. Жаворонки создавались курсы политработников. Я подал заявление и был принят. После окончания курсов мне было присвоено воинское звание младшего лейтенанта. Моя мечта стать офицером сбылась. Я вернулся в свою часть и был назначен на должность комсорга стрелкового батальона. В марте 1943 года стрелковые бригады 5-й Армии расформировывались и на их основе были созданы стрелковые дивизии. Я был направлен в 207-ю стрелковую дивизию в 597-й стрелковый полк на должность комсорга 1-го стрелкового батальона, в котором находился до конца войны. Участвовал в боях за освобождение Смоленской области и города Смоленска, в боях под Оршей, после которого 207-я стрелковая дивизия в составе 10-й Армии была переброшена под г. Невель Псковской области. Мы вошли туда в составе 2-го Прибалтийского фронта.
С большим волнением и переживанием вспоминаю бои за освобождение населенных пунктов Пустошинского района и г. Пустошки. Здесь шла подготовка сил и средств с целью прорыва знаменитой немецкой оборонительной линии «Пантера» в районе деревень Норкино и Симоново. На протяжении трех месяцев здесь шли ожесточенные кровопролитные бои. Самыми запоминающимися здесь были бои за

«Лысую гору» (высота 278,4), имеющую важное значение в системе обороны немцев. Она была окружена глубокими лощинами, оврагами. Природные преимущества и мощные укрепления, возведенные немцами, делали высоту одним из самых неприступных опорных пунктов на этом рубеже. Штурм «Лысой горы» был назначен на 11 июня 1944 года. Всю ночь с 10 по 11 июня, готовясь к атаке, саперы сделали проходы в заграждениях из колючей проволоки и минных полях врага. На рассвете, после мощной артподготовки, начался штурм. Атака оказалась неожиданной для немцев, поэтому нам довольно быстро удалось овладеть первой и второй траншеями оборонительной линии противника. А вовремя подоспевший резерв захватил и третью траншею. Я, как комсомольский вожак, вместе с воинами находился в атакующем строю роты. Немцы, довольно быстро придя в себя, перешли в контратаку. Во время этого боя я был ранен, а затем контужен, но покинуть место боя не представлялось возможным. Много офицеров выбыло из строя, и командир батальона капитан С.А. Неустроев (в последующем, в конце войны, когда он находился в 150-й стрелковой дивизии, и воины его батальона Егоров М.А. и Кантария М.В. водрузили Знамя Победы над рейхстагом) попросил меня остаться в строю. В этот день наши войска отбили 10 ожесточенных атак фашистов, пытавшихся вернуть высоту. Напряженные бои шли несколько дней, после чего и наши, и немецкие части перешли к обороне.
10 июля 1944 г. соединения 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии перешли в решительное наступление. Армейская подвижная группа (АПГ), основу которой составляла 207-я стрелковая дивизия, усиленная: 29-й гвардейской танковой бригадой, 389-м отдельным гвардейским танковым полком, 163-м гвардейским истребительно-противотанковым полком, 1622-м зенитным полком, армейским автомобильным полком на «Студебекерах» и двумя инженерно-саперными батальонами, прорвала оборону противника и в течение 11 июля продвинулись в глубину почти на 30 км, а к 20 июля, пройдя с боями 140 км, освободили город Себеж. Особенно ожесточенные бои развернулись при форсировании реки Великая. Немцы при отходе успели взорвать мосты и теперь держали водную преграду под плотным артиллерийским и пулеметным огнем. Командир 207-й стрелковой дивизии, он же командир подвижной группы (АПГ), полковник Микуля И..П. принял решение форсировать реку на подручных средствах. 597-му стрелковому полку (командир майор Ковязин И.Д.) было приказано первому начать форсирование. Мне, как комсоргу, командиром батальона, капитаном Неустроевым С.А. было приказано готовиться вместе с бойцами второй стрелковой роты к форсированию. Подготовить плоты, большие бревна, лодки и к наступлению темноты быть готовым к форсированию. Ночью, при полной тишине, первой двинулась к западному берегу 7-я рота полка. Гитлеровцы обнаружили ее лишь тогда, когда первые лодки были уже у берега, открыли бешеный огонь, но было поздно. Наша рота находилась правее. Течение реки было очень быстрое и несколько плотов с людьми отбросило немного в сторону но вскоре прибило к берегу. Мы не встретили большого сопротивления, захватили небольшой участок и доложили комбату. Днем 13 июля нам пришлось отбить 7 яростных контратак противника и полностью удержать плацдарм. Политотделом дивизии была выпущена листовка о воинах, отличившихся в этом бою, где указана и моя фамилия. Сражение на оборонительном рубеже вдоль реки Великая, названном фашистами оборонительным валом «Пантера», они проиграли.
Войска 2-го Прибалтийского фронта вступили в Прибалтийские Республики Латвию, Литву и Эстонию. 20 июля меня назначили комсоргом 597-го стрелкового полка и присвоили очередное воинское звание - старший лейтенант. Бои по освобождению Латвии по-прежнему носили ожесточенный характер. Кроме немцев, мы воевали с местными националистами-фашистами. Мне, как и всем офицерам пехоты, пришлось находиться в боевых порядках подразделений. За отличие в этих боях меня наградили орденом Красной Звезды.
Войска 2-го Прибалтийского фронта вели успешные бои по освобождению городов Прибалтики. Успех каждого боя во многом определялся содержанием и целеустремленностью партийно-политической работы в войсках. Именно эта работа обеспечивала высокий морально-боевой дух воинов. Политотделы, партийные и комсомольские организации соединений, частей и подразделений сколачивали их боевую слаженность, обеспечивали выполнение поставленных командироми боевых задач. Перед каждым боем, перед каждым трудным переходом, политработники в ротах и других подразделениях проводили партийно-комсомольские собрания и митинги личного состава, на которых разъяснялись боевые задачи, поставленные командирами в своих подразделениях. Здесь коммунистам и комсомольцам давались поручения и задания обеспечить личную примерность в бою. Вся партполитработа проводилась под девизами: «Защитим Родину!», «Разгромим фашистских оккупантов!». В трудные минуты боя политработники личным примером вставали первыми в атаку с призывом «За Родину, за Сталина!» вперед на врага. Именно политработники, партийно-комсомольский актив
всегда были опорой командиров в решении всех сложных и не очень сложных, боевых и не боевых задач. Они были связующим звеном между командироми и личным составом части, подразделения. Знание людей, их настроения, боевые и личные качества воинов, постоянные контакты с командирами способствовали принятию обоснованных решений командирами. Вот один из эпизодов работы в бою политработников нашей 207-й стрелковой дивизии, раскрывающий основные формы и методы партийно-политической работы.
Освободив г. Резекне, войска 3-й Ударной Армии вышли на рубеж Виляны и Лубанской низменности, почти полностью лишенный проезжих дорог, представляющий из себя сплошные болота, простирающиеся на 40 км. Здесь 207-я дивизия уже 20 дней вела непрерывные бои в труднейших условиях - люди были без сна, в сырости, усталости, в мошкаре и болотной топи, но моральный дух всего личного состава оставался, как всегда, высоким. Политотдел и весь партийно-политический аппарат дивизии использовал самые различные формы и методы партполитработы для поддержания высокого боевого настроения в частях и подразделениях. За 20 дней боев около 400 воинов дивизии были награждены орденами и медалями. Награды вручались, как правило, в торжественной обстановке перед строем. С каждым из награжденных, кроме командиров, беседовал либо замполит, либо парторги и комсорги части. На родину отличившихся бойцов и командиров - в сельские советы, на предприятия, учреждения, школы - посылались письма с выражением благодарности за воспитание достойных патриотов, мужественных защитников Отечества. Об их боевых подвигах рассказывалось на страницах дивизионной газеты, им посвящались также листовки-молнии. С командирами частей и подразделений совместно с политработниками по инициативе политотдела дивизии, в часы затишья, проводился разбор отдельных удачных боев. Я всегда следовал правилу - досконально знать дело, которое решали подразделения и части, всегда действовал с командирами и инженерно-техническим составом. Все это положительно сказывалось на морально-политическом состоянии личного состава и результатах в боевой и политической подготовке, как на фронте, так и в послевоенной воинской службе.
К концу ноября 1944 года войска 2-го Прибалтийского фронта разгромили основные силы немцев в Прибалтике и совместно с 1-м Прибалтийским фронтом блокировали и в районе Либавы зажали в клещи 30 вражеских дивизий. Все попытки войск двух фронтов расчленить и уничтожить прижатую к морю вражескую группировку успеха не имели. Верховное Главнокомандование приняло решение остановить наступление. Эта вражеская группировка оставалась блокированной до конца войны и капитулировала лишь в мае 1945 года. В районе Ауцэ и Вегерия дивизия вела особенно упорные наступательные бои в октябре 1944 г. Противник с целью сорвать наше наступление предпринял яростные контратаки крупными силами пехоты и танков. Здесь меня ранило. В одной из атак пуля немецкого снайпера попала мне в левую щеку - вошла в устье рта и вышла внизу левого уха. Спасло меня от смерти то, что я во время атаки кричал «Ура!», и пуля прошла по мякоти щеки, краем затронув челюсть. В декабре 1944 года 3-я Ударная Армия была передислоцирована под город Варшаву - столицу Польши.
После выписки из госпиталя меня назначили комсоргом 780-го артполка 207-й стрелковой дивизии. Здесь я участвовал в боях Висло-Одерской, Восточно-Померанской и Берлинской операций. Войска третьей ударной армии в конце января 1945 г. получили ответственную задачу - прикрыть образовавшийся разрыв на стыке между 2-м и 1-м Белорусским фронтами, то есть принять непосредственное участие в разгроме Восточно-Померанской группировки противника. Здесь немецко-фашистским командованием была образована мощная группа армий под названием «Висла». Туда же гитлеровцы стягивали крупные танковые соединения. К тому же обстановка усложнялась тем, что часть окруженной в районе г. Шнайдемюля вражеской группировки вырвалась из котла и несколькими колоннами, с танками и артиллерией, двигалась в северном направлении. Частям и соединениям 3-й Ударной Армии было приказано ликвидировать вырвавшихся из окружения гитлеровцев. Десять суток шли ожесточенные бои по разгрому этой группировки.
На всю жизнь мне запомнился ночной бой 10 марта и утро 11 марта 1945 г. на побережье Балтийского моря у местечка - порта Пустхов. Поздно вечером противник предпринял несколько яростных контратак со стороны Данцигской бухты, пытаясь прорваться через боевые порядки нашей дивизии и соединиться со своими главными силами. Исключительная тяжесть боя выпала на долю солдат и офицеров артиллеристов 780-го артполка. В этом бою я находился по распоряжению замполита командира полка майора Крупнова А.Г. во 2-м пушечном дивизионе с задачей партийно-политического обеспечения боевых действий и личного участия в боях. Немцы, не обращая внимания на огромные потери, снова и снова бросались вперед, многотысячная масса наваливалась на стрелковые ячейки пехотинцев, окопы орудий артполка, установки СУ-16. Наши пушки прямой наводкой вели огонь по движущейся массе людей в шинелях мышиного цвета. Насмерть стояли артиллеристы полка. Когда немцы ворвались непосредственно на огневые позиции батареи, все, кто остался в живых, вступили в рукопашную схватку. В этом бою я тоже со всеми бойцами принимал участие, и не только вел огонь по немцам из автомата, но оказывал помощь раненым. Здесь, в этом бою, я встретил своего друга однополчанина парторга стрелкового батальона 597-го стрелкового полка, тяжело раненого старшего лейтенанта Яковлева Дмитрия Ильича. Мы вместе учились на курсах политработников в Жаворонках, назначены были после окончания в один батальон 597-го стрелкового полка. Я перевязал его, вынес из боя, подарил ему трофейные часы «Зенит» и шерстяную гимнастерку. Бой продолжался; немцы, бросив свое тяжелое оружие, оставив у самого уреза морской воды горы трупов своих солдат и офицеров, прорвались через заслон стрелковых батальонов в западном направлении. Такого напряженного боя я не испытывал даже под Москвой и на «Лысой горе» под Пустошкой. За отличия в разгроме вражеских войск в Восточно-Померанской наступательной операции дивизии присвоено почетное наименование «Померанской» и личному составу приказами Верховного Главнокомандующего трижды была объявлена благодарность.
Закончив разгром немецко-фашистской группировки на побережье Балтийского моря в Восточной Померании, войска 3-й Ударной Армии, а в ее составе и наша дивизия, в течение нескольких дней, начиная с 15 марта 1945 года, проводила передислокацию в район Кенингсберга-на-Одере. Но вскоре, в связи с подготовкой войск к Берлинской операции, в начале апреля нас перебросили в район Кюстринского плацдарма с задачей сменить части, захватившие ранее небольшой участок на Западном берегу реки Одер и занять там прочную оборону. Первыми были переправлены артиллеристы дивизии 780-го артполка и 420-й истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона, а ночью 11 апреля 1945 года переправились стрелковые полки. Началась подготовка всего личного состава и техники к Берлинской операции. Уже 14 -15 апреля 1945 года в полосе армии на трех участках была проведена разведка боем, а 16 апреля в 5 часов утра весь 1-й Белорусский Фронт перешел в решительное наступление. Во время начавшейся артподготовки все мы высыпали из блиндажей и укрытий, и стоя в полный рост, наблюдали завораживающую картину начала артиллерийского наступления. Наступательный порыв людей был настолько велик, что уже 21 апреля наши части вступили в предместья Берлина. Пушки 780-го артполка произвели первые залпы по центру города. Войну я закончил под Рейхстагом. Наша 207-я стрелковая дивизия, штурмом овладев зданием нового рейхстага - имперским театром Кроль-опера, водрузила на нем Красное Знамя Военного совета 3-й ударной армии.
За проявленное мужество и героизм при взятии Берлина я был награжден Орденом Отечественной войны I степени. Центральный комитет ВЛКСМ наградил меня Почетной Грамотой «За успешную работу по руководству Комсомольскими организациями и проявленную в боях за город Берлин отвагу и мужество». Подпись - секретарь ЦК ВЛКСМ Н. Михайлов. Так же мне было присвоено воинское звание капитан. В общей сложности, за боевые действия в Отечественной войне был награжден: двумя медалями «За боевые заслуги», двумя орденами Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I степени, медалями «За оборону Москвы» и «За взятие Берлина».
Война закончилась, меня оставили в кадрах Советской Армии, и я продолжал воинскую службу до 1976 г. Работал помощником начальника политотдела соединения по комсомолу, заместителем командира отдельного стрелкового батальона по политической части, парторгом полка. В 1960 году окончил военно-политическую академию им. В.И. Ленина. В это время создавались ракетные войска стратегического назначения. Многих выпускников академии, в том числе и меня, направили в эти войска. Я был назначен на должность заместителя начальника политотдела Ракетной бригады, а затем дивизии. С этого времени мне необходимо было решать задачи партийно-политической работы в совершенно новом виде Вооруженных сил - ракетных войсках стратегического назначения, созданных в 1960 г. А успешно решать эти задачи возможно было, только изучив это грозное оружие. В условиях политики с позиции силы, развертывания США во все больших масштабах гонки вооружений, советское правительство вынуждено было произвести изменения в организационной структуре Вооруженных сил. Условия для решения этой задачи у нас, как экономические, так и научно-технические, имелись. Первым главнокомандующим ракетных войск был назначен Главный Маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин, Членом Военного Совета РВСН ЦК КПСС утвердил генерал-полковника Павла Ивановича Ефимова.
Теперь главная задача состояла - укомплектовать войска офицерскими кадрами. В это время расформировывались многие артиллерийские, авиационные, соединения и
части военно-морского флота. Выпускники военных училищ - молодые офицеры - в основном направлялись в Ракетные войска. Нас, выпускников военно-политической академии, назначили на конкретные должности соединений ракетных войск. Это были опытные политработники, многие из них участники Великой Отечественной войны, имеющие большой опыт партийно-политической работы в частях. Большинство из них были назначены заместителями начальников политотделов ракетных бригад, а ряд товарищей - сразу начальниками политотделов, как, например, полковник Орлов Владимир Сергеевич. В последующем он стал до Членом Военного Совета Ракетной армии.
Сразу же после назначения на должность нас лично принял к себе на беседу в Перхушково Главком РВСН Главный Маршал артиллерии М.И. Неделин. Он рассказал нам о ближайших задачах и перспективах развития Ракетных войск, о той большой роли, которую они призваны играть в системе обороны страны, разъяснил задачи политорганов в становлении войск, в боевой подготовке, в воспитании офицерских кадров и всего личного состава, также о подготовке к несению боевого дежурства. А главную задачу определил Главком такую - поставить первые боевые старты, как наземные, так и шахтные, обеспечить строительство военных городков со всеми удобствами: жилыми домами, культурно-бытовыми учреждениями, школами, детскими садами и магазинами. Много работы проделано с тех пор. В настоящее время освоено и принято на вооружение новые ракетные комплексы, поставлены на боевое дежурство четвертое поколение ракет железнодорожного базирования (РС-22А) и шахтного типа ОС (РС-22А), а также ракетных комплексов с тяжелой ракетой ОС (РС-20В) и мобильного грунтового комплекса РС-12М («Тополь»).
А после встречи с Главкомом мы с семьями поехали к местам своей дальнейшей службы. Я выехал в г. Кунгур Пермской области, затем поселок Бершеть, где строился основной военный городок с многотысячным населением. В 1963 году был назначен начальником политотдела части космического управления. Работал в Главном штабе Ракетных войск, в Главном политическом Управлении Советской Армии и Военно-Морского Флота. В 1976 году тяжело заболел, перенес сложную операцию - трепанацию черепа в госпитале им. Бурденко. Уволен в отставку по инвалидности.
Сегодня наша страна готовится к встрече 65-летия Победы в Великой Отечественной войне. И мы, участники войны, обращаемся к молодежи: следуйте боевым и трудовым традициям своих дедов и прадедов, любите свою Родину и готовьтесь к ее защите, как защищало ее старшее поколение нашего народа - Народа-Победителя.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Просмотров: ( 1999 ) Комментариев: ( 0 )

Рейтинг@Mail.ru