1
Навигация

Опросы
Чем для Вас является Победа СССР в Великой Отечественной войне?

1. Только страничка в мировой истории
2. Победа явилась результатом сплочения сил граждан СССР под руководством И. В. Сталина.
3. СССР победил благодаря вступлению в войну сил союзников.
Затрудняюсь ответить


» » Ерохин Владимир Иванович - И ХИМИКИ НУЖНЫ БЫЛИ НА ВОЙНЕ
Ерохин Владимир Иванович - И ХИМИКИ НУЖНЫ БЫЛИ НА ВОЙНЕ
Родился 4 июня 1924 года в Одессе в семье военнослужащего.


Ерохин Владимир Иванович - И ХИМИКИ НУЖНЫ БЫЛИ НА ВОЙНЕ
В середине тридцатых годов прошлого столетия мой отец был командиром отдельного разведывательного батальона 51 Перекопской стрелковой дивизии на румынской границе. Входившие в его состав танкетки, танки-анфибии и лихой эскадрон кавалерии были готовы в любой момент выполнить боевую задачу. Мои детские и юношеские годы прошли в армейской обстановке, с детских лет мы были в восторге от Красной Армии, ее бесстрашных командиров и подтянутых красноармейцев. Вспоминается, как еще в детском саду мы маршировали с игрушечными ружьями, распевая песенку:
«Возьмем винтовки новые, на них флажки,
И с песнею веселую пойдем в кружки.
Когда война-метелица придет опять,
Должны уметь мы целиться, уметь стрелять.»
В школе, помимо занятий по физкультуре, проводилась начальная военная подготовка, сдавали нормы на значок «Будь готов к труду и обороне» (БГТО) по стрельбе из малокалиберной винтовки ТОЗ. В предвоенные годы проводились военные игры школьников, организуемые комсомолом при участии, в качестве инструкторов, курсантов подшефных военных училищ. В Москве, Ленинграде, Киеве и других больших городах открылись средние спецшколы – авиационные, артиллерийские и военно-морские, куда принимались ученики восьмых классов.
Вскоре после завершения строительства Днепрогэс случилось непредвиденное: мой отец побывал на этой гигантской стройке и был поражен величием плотины через Днепр, размахом турбинного зала, мощью турбин, их ритмичной работой по обеспечению электроэнергией многих промышленных предприятий и жилых районов. Обо всем увиденном папа подробно рассказал мне и попросил меня хорошо учиться, чтобы в будущем стать инженерами и самому участвовать в стройках Страны Советов. Следуя отцовскому наказу, после окончания средней школы в июне 1941 года, я собирался поступать в Киевский индустриальный институт на энергетический факультет. Внезапно начавшаяся война не только перечеркнула мои планы, но и коренным образом изменила судьбы нашего поколения.
После подписания в августе 1939 года советско-германского пакта о ненападении, теплилась надежда, что наша страна не будет втянута в новую войну. Но она была тщетна: покорив страны Европы, прежде чем ринуться на Британские острова, Гитлер и его генералы решили завоевать нашу страну, чтобы воспользоваться ее ресурсами для продолжения войны за мировое господство.
Город Киев, в котором проживала наша семья в предвоенные годы, подвергся налету вражеской авиации рано утром в день начала войны - 22 июня 1941 года. Киев сразу стал прифронтовым городом: налеты немецкой авиации следовали одним за другим, вражеские войска упорно продвигались вглубь СССР в Киевском направлении, которое было одним из трех главных стратегических направлений по плану «Барбаросса». Скоро война буквально подступила к порогу моего дома. При первых же налетах пикирующих «юнкерсов» на машиностроительный завод, через улицу от которого мы жили, в нашей квартире были выбиты все стекла. Осколки разорвавшихся авиабомб с визгом "прошивали" пространство нашего двора, и нам приходилось спасаться в щелях, отрытых под деревьями сада. Налёты немецкой авиации на промышленные объекты совершались почти каждое утро, затем, в течение всего дня на недосягаемой для наших зениток высоте барражировали одиночные немецкие стервятники. Зудящий гул их моторов не давал ни минуты покоя. Периодически они сбрасывали небольшие бомбы, жертвами которых чаще всего становились дети и старики. В соседнем дворе у подъезда дома взрывом такой бомбы были убиты двое малышей, безмятежно игравших в песочнице. Их бедная мать, прижимая к груди оторванную окровавленную ручонку, рвала на себе волосы, а её отчаянные вопли были слышны на всей улице. Трудно передать испытываемые в те дни потрясения.
Но киевляне не впадали в панику. Основное оборудование заводов вместе с работниками и их семьями грузили в эшелоны и увозили в глубь страны. По инициативе райкома комсомола молодёжь входила в состав оперативных групп. Они охраняли важные объекты, оказывали медицинскую помощь, обеспечивали водой раненых и эвакуируемых в проходящих с запада эшелонах. В ночное время мы дежурили на железнодорожной станции Дарница. До сих пор помнится, как в полной темноте, при строгом соблюдении светомаскировки, к станции подходит эшелон. Короткая остановка. С полными вёдрами воды мы устремляемся к крайним вагонам поезда. Раздвигается тяжелая дверь товарника. Из него вырывается наружу поток горячего воздуха с дурманящими запахами крови, гноя, лекарств. Темно, ничего не видно. Откуда—то из глубины доносятся слабые голоса раненых. В темноте не различаешь отдельных лиц, но всем своим существом ощущаешь, какие страдания испытывают бедные люди. С трудом поднимаешь вёдра к высоким дверям вагона и снова мчишься к водокачке. И так всю ночь. К концу дежурства ноги подкашиваются, руки отвисают как плети, в голове гудит, и постоянно слышатся слабые стоны: «Пить, пить, пить»…
В ночное время женщины и подростки дежурили во дворах для выявления подозрительных лиц и вражеских лазутчиков, подававших световые сигналы немецким самолетам-разведчикам. Одного такого сигнальщика поймали на соседней улице. Когда рано утром его вели по нашей улице Металлистов, люди бросали в него камни, били палками и были готовы его растерзать, если бы их не сдерживали ведущие шпиона милиционеры с собаками.
А лето было в самом разгаре, солнце палило как—то по—особому сильно. Улицы и бульвары чудесного города утопали в зелени. В садах и скверах отцветали пионы, в изобилии созрела клубника. Всё также катил свои воды красавец Днепр. На его крутом берегу возвышался монумент великого князя Владимира, как бы благословлявшего киевлян на ратные дела по защите своего древнего города от ненавистных захватчиков.
По уходящему на запад Брест-Литовскому шоссе нескончаемым потоком неслись машины с бойцами и командирами в касках и с автоматами. Напротив машиностроительного завода они останавливались. Солдаты забегали в наш гастроном, последний перед выездом за черту города. Они торопливо покупали из оставшихся ещё продуктов по батону солями и бутылке водки. А мы долгим тревожным взглядом с надеждой провожали каждую уходящую на встречу с врагом машину... В середине июля началась массовая эвакуация из города детей, женщин и пожилых людей. С мамой и младшим братом в течение более двух недель, полных тревог и неожиданностей, добирались мы до волжских берегов...
В ноябре 1942 года в группе курсантов я прибыл в Москву на учебу в военно-химической академии. Столица была по-военному настороженной, так как ржевско-вяземская группировка немецких войск все еще была нацелена на Москву. В городе действовал комендантский час. На улицах и на транспорте военные патрули. Главные площади и стены Кремля в маскировочной разрисовке. На Манежной площади и на Васильевском спуске посты аэростатов воздушного заграждения. И все же, это была уже не суровая осень 1941 года – столица жила. Больше всего меня поразил блеском, чистотой и четкостью работы красивейший в мире московский метрополитен.
В конце сентября 1943 года, после окончания первого курса Военно—химической академии, нас направили в войска Западного фронта для участия в боевых действиях и усиления подразделений химической защиты частей 10-ой гвардейской армии, так как наше командование располагало сведениями о возможном применении противником химического оружия.
Навсегда остались в памяти первые мгновения пребывания на фронте в боевой обстановке. Когда наша команда приближалась к командному пункту 208 стрелковой дивизии, дивизионная артиллерия вела интенсивный огонь по противнику. С восторгом наблюдали, как в стан врага улетали несущие смерть снаряды, сопровождаемые шуршанием верхушек вековых берез и сосен. Вдруг настроение изменилось. Из лесу вышла большая группа наших раненых бойцов: кто шел самостоятельно, кого вели санитары или легко раненные товарищи, а тяжело раненных везли на повозке. На бинтах перевязок зловеще алели пятна просочившейся крови. Больно было смотреть на бледные страдальческие лица наших бойцов.
По прибытии во взвод химической защиты 760 стрелкового полка (760 сп) 208 стрелковой дивизии (208 сп) вместе с моим товарищем В.Колосовым нас направили на первое ночное дежурство на передовом наблюдательном пункте (ПНП). Как только стемнело, полусогнувшись, мы пробежали по ходу сообщения через простреливаемую немцами поляну и оказались на переднем крае. Темно. Сыро. Зябко. Ничего впереди, где фашисты, не видно. Под ногами вязкий песок. На душе как—то тревожно и волнительно, только присутствие рядом товарища позволяет сохранять бодрость духа. Вдруг где—то впереди раздаются выстрелы, и в сторону нашей траншеи летят трассирующие пули, оставляя почти мгновенно исчезающие во тьме разноцветные линии. Через мгновение окружающее пространство освещается металлическим светом выпущенных противником осветительных ракет. Едва отделавшись от изумления, совершенно инстинктивно вбрасываем на бруствер винтовки и делаем первый в жизни боевой выстрел в том направлении, откуда только что летели немецкие пули. На флангах нашей траншеи начинают строчить наши пулеметы. И вдруг снова наступает темнота, и всё затихает, хотя сердце все еще учащенно бьется, но прояснившаяся обстановка заставляет сосредоточиться и выполнять поставленную задачу.
Как химики—разведчики мы обязаны были тщательно наблюдать за действиями противника с целью своевременного обнаружения признаков подготовки к применению отравляющих веществ. Прежде всего, выявлять позиции немецких шестиствольных минометов, куда могли складировать отравляющие снаряды, обследовать подвергшиеся обстрелу этими минометами районы, своевременно обнаруживать присутствие отравляющих веществ, а также неразорвавшихся мин, вес которых составлял от восьмидесяти до ста килограмм. Даже единичный залп такого миномёта производил сильное впечатление: при вылете мин сразу из шести стволов раздавался пронзительный разрывающий душу скрежет, при ударе их о землю резкий грохот, визг разлетающихся осколков, мощный столб поднятого взрывной волной грунта и сильное, как при землетрясении дрожание стенок траншеи. Лёжа на её дне, казалось, что душа отлетает от тела. Но, как только разрывы прекращались, мы выскакивали из траншеи, обследовали образовавшиеся воронки с помощью специального прибора, собирали ещё теплые рваные осколки из «крупповской» стали.
После передислокации с Дубровнинского на Осинторфское направление, где также предпринималась попытка прорыва к Орше, химические подразделения, ведя наблюдение за противником, обеспечивали применение дымовых средств для прикрытия действий стрелковых подразделений и ослепления наблюдательных пунктов и огневых точек противника. Нами проводились также мероприятия по обеспечению готовности к ликвидации последствий в случае применения немцами отравляющих веществ. Силами нашего взвода был оборудован полковой пункт дегазации стрелкового оружия и других видов вооружения подразделений. К счастью, немцы не рискнули применить химические вещества, хотя позднее, на территории Белоруссии и под Берлином нами были обнаружены большие склады боевых отравляющих веществ, в том числе, таких как "зарин","заман","табун". Их применение могло иметь страшные последствия. Известно, что в ходе Первой мировой войны потери от применения отравляющих веществ достигли 2000000 человек. Судя по всему, немцы побоялись мощного ответного удара. Кроме того, они высоко оценивали состояние противохимической защиты Красной Армии, о чем свидетельствовали сведения из книги немецкого генерала Г.Ханслиана "Химическая война", изданной в Берлине в 1942 году с подлинником которой я познакомился уже после окончания войны.
Одни из самых волнующих событий на войне - это вступление в освобожденные нашими войсками города и села. За время пребывания на Западном фронте вместе с нашими подразделениями довелось побывать в Смоленске, Красном, дважды пересечь границу Белоруссии, в освобожденном райцентре Ляды и других населенных пунктах. 7 ноября 1943 года до нас дошла весть об освобождении Киева.
Но самым главным событием Великой Отечественной войны стало взятие Красной Армией Берлина и водружение на куполе рейхстага победного Красного знамени. Дальше было подписание акта о полной капитуляции фашистской Германии в ночь с 8 на 9 мая 1945 года и парад Победы на Красной площади 24 июня 1945 года. Отличительной чертой этого парада было участие в нем вместе с войсками Московского гарнизона сводных полков всех десяти фронтов, освободивших нашу землю и многие страны Европы от немецкого фашизма и победоносно дошедших до самого сердца Европы - к Берлину, Вене, Праге, Будапешту, Варшаве, Белграду, Софии, Бухаресту....
Победоносные знамена с развевающимися орденскими лентами гвардейских и особо отличившихся армий и дивизий свидетельствовали о беззаветном героизме наших воинов. На груди у каждого участника парада врученная накануне новенькая и самая дорогая медаль "За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.". Когда гремел торжественный салют кремлевских батарей, над Красной площадью расстилался прибитый дождевыми тучами пороховой дым, как будто принесённый сюда с полей жестоких сражений.
Во время прохождения парадных полков мимо Мавзолея оркестр вдруг смолк, и раздалась барабанная дробь. Все заволновались: это бойцы спецбатальона бросали к подножию Мавзолея личный штандарт фюрера и знамена поверженных немецких армий и дивизий. Кто пришел к нам с мечом от меча и погиб! После прохождения парадных полков, на площадь вступили части боевой техники: танки, бронемашины, артиллерия, гвардейские миномёты «Катюши», мотоциклисты, понтонные части, прожектора — всё это оружие Победы, которое народ ковал для своей армии.
Был в моей жизни день, когда память о параде Победы особенно сильно всколыхнула мою душу. Знойным утром июльского дня 1955 года, лежа на гребне холма казахстанского сопочника, я впервые собственными глазами сквозь защитные стекла наблюдал потрясающую картину испытательного ядерного взрыва. Это был еще один шаг на пути создания ядерного щита нашей Родины, чтобы никто не вздумал вновь придти к нам с оружием.
Вскоре после окончания Великой Отечественной войны, я закончил инженерный факультет Военно-химической академии, адъюнктуру, защитил кандидатскую диссертацию и вместе со своими однокашниками и боевыми товарищами в течении нескольких десятилетий служил в Вооруженных силах, отдавая все свои знания и силы укреплению обороноспособности страны, созданию новых средств противохимической защиты, изучению поражающих факторов ядерного взрыва, разработке средств радиационной защиты и других видов военной техники. К сожалению, когда окончилась война, наши бывшие союзники по антигитлеровской коалиции создали военный блок НАТО, развязали «холодную» войну и начали гонку вооружений, а некоторые их наиболее одиозные деятели назвали нашу страну, внесшую наибольший вклад в разгром фашизма, «империей зла» и приступили к разработке планов атомных бомбардировок наших крупных городов и промышленных центров.
В годы "холодной" войны военная разведка Советского Союза своевременно вскрывала планы создания зарубежными странами смертоносного ядерного и бактериологического оружия, а также космических войн. В таких условиях Россия вынуждена была готовиться к адекватному ответному удару и в сжатые сроки создавать свой ракетно-ядерный щит и осваивать космическое пространство. По опыту нашего поколения мы хорошо знаем, что военные блоки создаются не для мира, а для войны. Нас не может не тревожить приближение НАТО к самым нашим границам, несмотря на сладкоречивые заявления зарубежных политиков любых рангов.
Готовясь торжественно отметить 65-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне, ветераны отдают долг памяти и скорби всем тем, кто погиб на полях сражений, а также нашим современникам, родным и близким, не дошедшим вместе с нами до этого знаменательного эти дни невольно вспоминаются строки моего любимого поэта-фронтовика Александра Трифоновича Твардовского:

Но праздник свят и величав,
В огне полки сменяя,
Огонь врага, огнем поправ;
Идет страна родная.

Её святой великий труд,
Её немые муки,
Прославят и превознесут
Благоговейно внуки".

Главное, помните - историческая Победа в Великой Отечественной войне - национальное достояние всех поколении и вдохновляющий пример для сплочения нашего народа в годины трудных испытаний во имя счастливой жизни на священной земле нашей Родины.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Просмотров: ( 2227 ) Комментариев: ( 0 )

Рейтинг@Mail.ru