1
Навигация

Опросы
Чем для Вас является Победа СССР в Великой Отечественной войне?

1. Только страничка в мировой истории
2. Победа явилась результатом сплочения сил граждан СССР под руководством И. В. Сталина.
3. СССР победил благодаря вступлению в войну сил союзников.
Затрудняюсь ответить


» » Фадин Александр Михайлович, Герой Российской Федерации
Фадин Александр Михайлович, Герой Российской Федерации
Фадин Александр Михайлович, Герой Российской Федерации
Тернистый путь героя

Родился 10 октября 1924 года в деревне Князевка Арзамасского района Нижегородской области в семье крестьянина. В 1929 году наша семья переехала в город Арзамас к месту работы отца.

В 1933 году я поступил на учебу в первый класс неполной средней школы им. С. М. Кирова города Арзамас, которую окончил в 1940 году. В пятом классе я впервые познал чувство любви, которое у меня осталось на всю мою жизнь. Это чувство особенно мне помогало в тяжелые годы Великой Отечественной войны. Очень хорошо помню, что выбор своей будущей профессии я сделал уже в третьем классе, когда на вопрос учительницы кем я хочу быть, я ответил: «только военным». У меня о школе остались самые приятные впечатления, хотя в свидетельстве об ее окончании я получил за поведение оценку «посредственно». Школа и только школа сделала меня патриотом нашей Великой Родины.

Далее свое образование я получал в Горьковском речном техникуме, замечательном учебном заведении. Учеба в техникуме во многом изменила меня к лучшему. Техникум давал нам больше самостоятельности, чем это было в наших семьях и еще больше подготовило меня к защите Родины. Проснувшись 22 июня 1941 года в студенческом общежитии и узнав о нападении фашистской Германии, я, не раздумывая, принял решение быть в строю тех, кто защищает Родину и пошел в райвоенкомат Канавинского района города Горький, для записи добровольцем.


Сейчас очень трудно описать ту обстановку. Ныне наше общество, охваченное фетишем денег, особенно молодежь, воспринимает воспоминания о тех временах с каким-то недоверием. Естественно, поверить тому, чего сам не видел и не ощутил, конечно, трудно. Но до сегодняшнего дня, я помню, что тогда улицы Горького были заполнены взволнованным народом. И стар и млад, рвался в военкоматы, доказывая друг перед другом, что каждый из них храбрее и сильнее другого.

23 июня 1941 года прорвавшись к дверям сталинского райвоенкомата, я был остановлен одним из его сотрудников, который, узнав мой возраст и где я учусь, отправил меня доучиваться. Сказал, что войны для меня еще хватит, и, показывая мне рукой на бурлящую от народа площадь, крикнул что им есть кого призывать. Вернувшись в техникум, я увидел наших студентов, которые рыли вокруг здания окопы и засыпали мешки песком, невесть откуда привезенным. Внутри здания в спортивном зале педагог физкультуры проводил запись в народное ополчение. Подошел и я. Записался В последующие дни, наряду с практикой, которую мы проходили в механических мастерских, мы отрабатывали с учебными винтовками приемы штыкового боя. Однако, все мои мысли были заполнены тем, как можно быстрее оказаться в Красной Армии.

И вот такой день наступил. В воскресение 19 июля 1941 года часов в 9.00 утра ко мне в комнату вошел студент 3 курса Василий Лутовин, с которым я посещал горьковский аэроклуб. Он предложил пойти с ним в военкомат для поступления в Харьковское истребительное училище. Зная мой возраст, он посоветовал мне прибавить два года при регистрации в военкомате. Однако, на поверку, я был разоблачен и пристыжен. По этому поводу после прохождения медицинской комиссии военком мне сказал: «Считай, что ты соврал в последний раз в жизни, ибо в армии ложь чревата большой кровью». Дав слово больше не лгать, я был зачислен кандидатом для направления в военное училище.
Таким образом, завершением учебы на первом курсе техникума и зачислением курсантом во 2-е Горьковское автомотоциклетное училище, окончилось мое детство и юношество. 23 июля 1941 года прибыв на железнодорожную станцию Ильино, километров в 60 от города, мы оказались в знаменитых, по тому времени, Гороховецких лагерях, где формировалось училище и вошли в состав девятой курсантской роты третьего мотоциклетного батальона. 7 августа 1941 года нас привели к Военной присяге, впервые помыв в бане и выдав нам военное обмундирование. Отсюда и пошел мой отсчет службы в Красной, потом Советской, а затем и в Российской Армии.

Из учебы во втором Горьковском мотоциклетном училище я расскажу один из случаев, который может служить примером и для современных командиров. В октябре 1941 года наше училище переводилось из Гороховецких лагерей на постоянное место дислокации в город Ветлуга Горьковской (ныне Нижегородской) области, где после выгрузки на ст. Урень, нам предстояло совершить марш около 50 км походным порядком до Ветлуги. В период совершения марша, справа и слева от каждой роты, на зрительную связь (что составляло от 600 до 800 метров) в походное охранение назначали по два курсанта, для чего им выдали боевые патроны. На один из участков был назначен и я со своим земляком. Размокшие от осенних дождей пашни преодолевались с трудом. Увязая чуть ли не на половину сапог в раскисшей земле, мы шли на расстоянии один от другого в 20 – 30 шагов, и внимательно наблюдали за местностью. В любой момент мы были готовы открыть по противнику огонь, тем самым, обеспечив развертывание для боя всей роты.

Рота по грунтовому шоссе двигалась со скоростью 5 км в час, представляете, какие усилия пришлось приложить дозорным, чтобы идти на уровне со своей ротой. Но мы знали, что выполняем важный и ответственный приказ, что от нашего внимания зависит жизнь всей роты и поэтому не жалели себя… Сейчас, в начале двадцать первого века, нам, старым военным специалистам, приходится поражаться крайне большой безответственности отдельных командиров частей и подразделений, не обеспечивающих охрану своих походных колонн при их передвижении к району боевых действий. А средства массовой информации и телевидение своими сообщениями и показом погрузки наших спецчастей (ОМОНа и др.) в вагоны поездов, называя эти части, куда они следуют и кого будут менять, лишь информируют другую сторону. Слава богу, в настоящее время прекратилось это открытое предательство (по-другому назвать никак нельзя).

К октябрю 1942 года наше обучение закончилось. Однако, 25 апреля 1943 года училище было переименовано во 2-е Горьковское танковое училище. Большинство выпускников, после прохождения тщательной медицинской комиссии стали курсантами-танкистами. Изучение бронетанковой техники и изменение занятий по тактике сделали меня другим человеком. В училище я научился стрелять из танка не только с места и во время коротких остановок, но и одним из первых начал стрелять с хода, и не только по неподвижным, но и по движущимся целям.

25 апреля 1943 года, сдав экзамены по всем дисциплинам на отлично, за исключением топографии (получил четверку). Мне было присвоено звание лейтенанта. Через пять дней прибыл в город Горький. Там, на полигоне, в местечке Козино (учебный центр) нас, выпускников, распределили по маршевым ротам, которые должны были достойно пополнять наши части и соединения, ведущие бои на фронте. Формирование моей маршевой роты после месячной подготовки завершилось к середине июня 1943 года. На 312 заводе мы получили новые танки Т-34, совершили марш на наш полигон Козино, где заранее была установлена мишенная обстановка. Развернувшись в боевой порядок (боевую линию), мы с ходу атаковали мнимого противника, расстреливая мишенную обстановку боевыми снарядами из танковых пушек и пулеметов. В районе сбора привели себя в порядок и, вытянувшись в походную колонну, начали движение к железнодорожному вокзалу. В последних числах июня погрузились в один эшелон с двумя другими маршевыми ротами. Вскоре два паровоза «ФД» (Феликс Дзержинский) понесли нас к месту нашего назначения.

На станции Марьино Курской области на рассвете нас встречал командир батальона гвардии капитан Дмитрий Александрович Чумаченко. После выгрузки, вытянувшись в походную колонну, вошли в рощу северо-западнее населенного пункта Чапаева, где вошли в состав 22 гвардейской танковой бригады 5 гвардейского танкового корпуса (5 Гв ТК). Наши командирами стали - командир 5 Гв ТК гвардии генерал-лейтенант танковых войск А. Г. Кравченко, начальник политотдела генерал-майор Г.Л. Туманян, начальник штаба корпуса полковник А.И. Лукшин, командир 22 гвардейской танковой бригады (22 Гв ТБр) гвардии полковник Н.В. Кошелев, начальник политотдела гвардии подполковник Н.В. Молоканов, начальник штаба бригады гвардии майор М П. Вошинский. Курская битва на Воронежском фронте началась 4 июля. Танковый корпус под командованием генерал-лейтенанта А.Г. Кравченко, до 11 июля вел оборонительные бои с частями немецкого 3 танкового корпуса «С», а 12 июля вступил в грандиозное встречное танковое сражение, не имевшее себе равного в годы Второй мировой войны.
С обеих сторон в нем участвовало до 1200 танков. Я, молодой лейтенант, впервые вступил в бой в составе такой массы танков. Это была, казалось, бестолковая, но на самом деле организованная с двух сторон мясорубка - я видел только идущие перед собой наши и стреляющие навстречу вражеские танки. Появилось ощущение: только бы не затереться и не наскочить на соседний танк. После проведенных двух выстрелов появился бешеный азарт поймать танк противника в прицел и уничтожить его. К сожалению, наша пушка, 76 мм калибра, установленная в то время на Т-34 не пробивала броню «Тигра» (Т-6) в лоб, а только его останавливало, нанося моральное поражение экипажу противника на небольшое время (от 5 до 10 секунд). Наконец поймал в прицел немецкий Т-4, который сразу же загорелся после моего попадания. А чуть позже подловил на ходу штабной бронетранспортер и влепил ему два снаряда, от которых разлетелись огненные брызги. И опять движение вперед, стараясь не разорвать боевой линии нашей роты, через минуту мы вклинились в боевые порядки друг друга. Этого немцы не ожидали. Вскоре мы поняли, что «Тигров» надо бить сначала в лоб, посылая ему один за другим пару снарядов, выводя экипаж противника из строя на время, и используя это время для выхода ему во фланг, затем посылали в борт бронебойный снаряд и зажигали его. Применяя этот метод, мы сводили на нет преимущество «Тигров» в толщине его брони и 88 мм его танковой пушки, пробивающих броню наших Т-34 на дальности до 2-х км.

Мы сражались за Родину на своей земле, и за нашей битвой следил весь мир. Не оказалось у немцев такой силы, чтобы нас сломить. Непреодолимо оказалось мужество наших танкистов! Пример такого мужества я увидел своими глазами, когда лейтенант Виктор Мохов, получил повреждение от танка Т-6, на какое-то мгновение остановился, а затем ринулся на немецкий «Тигр» и таранил его. Такого поступка со стороны немецких танкистов я не видел ни одного раза за два года боев с ними.

К исходу дня 12 июля 1943 года мы заметили, что немцы стали испускать свой воинственный дух, а, значит, противник был окончательно сломлен. С наступлением темноты, фашисты скачками, прикрываясь огнем штурмовых орудий, («Фердинандов») начали отходить. В полосе наступления нашей 22 Гв ТБр противник потерял 14 танков, из которых 5 «Тигров» подбитыми. Один танк Т-5 («Пантера») мы захватили в качестве трофея без экипажа, которому ранее удалось убежать.

Ночью, совместно с другими бригадами корпуса, наша бригада снова овладела Чапаевым и урочищем Толстое, восстановив прежнее положение. Для меня наступательные бои закончились 16 июля, когда наш танк получил два попадания и загорелся. К счастью экипаж, если не считать ожогов и ушибов, вышел из этого боя благополучно. А 22 июля 1943 года приказом командира бригады нам, как достойно проведшим первый бой, было присвоено звание «Гвардия».

Победив в сражении на Курской дуге, войска Центрального и Воронежского фронтов создали благоприятные условия для окончательного разгрома Орловско-Курской и Белгородско-Харьковской группировок противника и наступления на Юго-Западном направлении, наступления на Киев.
После доукомплектования, бригада в составе корпуса, с 4 августа 1943 года приняла участие в Белгородско-Харьковской операции. Для освобождения Киева 5 Гв ТК, где я стал выполнять обязанности офицера связи от штаба бригады в батальоны, а затем в штаб корпуса, предстояло преодолеть две водные преграды – Десну и Днепр. И хотя глубина Десны в самых мелких ее участках достигала более двух метров, командование приняло смелое решение – преодолеть реку по дну. Впервые в истории войн мы, русские танкисты, сделали это – намертво зашпаклевав в танках все щели, обеспечив доступ воздуха в двигатель через люк в башне, а выход выхлопных газов – через специальные брезентовые рукава.

5 октября 1943 года гвардейцы увидели закованный в железо и бетон левый берег Днепра. Гитлер заявлял: «Скорее Днепр потечет обратно, нежели русские преодолеют его…» Но уже 9 октября, под непрекращающимся огнем тяжелой немецкой артиллерии, бригада приступила к форсированию. Участки форсирования представляли собой какой-то кошмарный пчелиный хоровод из разрываемых в воздухе снарядов советской зенитной артиллерии, беспрерывного воя пикирующих фашистских самолетов, от треска авиационных пушек в воздушных боях наших истребителей, бьющихся с подходящими каждые полчаса армадами «Юнкерсов», от разрывов фашистских снарядов и бомб, попадающих чуть ли не в каждую четвертую нашу баржу. В боях за столицу Украины мне довелось со своим экипажем броневичка «БА-64» трижды форсировать Днепр на Лютежском плацдарме, доводя приказы командира корпуса. Завершив форсирование Днепра, 22 Гв ТБр с ходу преодолела реку Ирпень и овладела южной окраиной деревни Валки, тем самым, заняв исходное положение для штурма Киева.

14 октября 1943 года, находясь на командном пункте штаба корпуса, меня вызвали в бригаду, где я снова был назначен командиром танка для участия в штурме Киева. Утром 4 ноября 1943 года мне удалось в лесном бою раздавить противотанковую пушку вместе с ее расчетом. Затем в ночном бою в районе совхоза Виноградарь первым из батальона встретил выдвинувшуюся в направлении Днепра колонну танков и артиллерии противника. Метким выстрелом уничтожил головной немецкий танк, а затем и выехавший из-за горящего второй Т-6. Открывшие вслед за мной огонь остальные танки батальона уничтожили еще 7 танков. В ответ фашисты, бросив не развернувшуюся артиллерию и раненых, вначале задним ходом, а выйдя из леса, и полным ходом панически отступили в сторону Киева. На следующий день, в 11. 00, непосредственно участвуя в штурме города, мне удалось преодолеть противотанковый ров, и первым из бригады ворваться в Киев на улицу Боршаговская. Далее, преследуя противника в голове главных сил батальона в уличном бою уничтожил самоходное орудие, подавил огонь семи станковых пулеметов, уничтожили до 80 гитлеровских солдат и офицеров и третьим танком вышел в центр города, на Площадь Победы. За такие результаты боя был представлен к присвоению звания Герой Советского Союза. Однако это представление не было реализовано, и я был награжден орденом Боевого Красного Знамени. До сей поры помнится мне как, прокладывая дорогу своей роте, я прошел на своем танке по разбитому и задымленному Крещатику.

В декабре 1943 года, действуя в боевом разведдозоре бригады, при выходе из деревни Каменный Брод наткнулся на развертывающуюся гитлеровскую танковую часть. В составе первой ее линии было 7 тяжелых танков Т-6, а во второй линии около полутора десятков танков Т-4. Не раздумывая, с места сделал выстрел по правофланговому танку Т-6 из первой линии. Видя, как мой снаряд ковырнул землю в 5 метрах от него, внес поправку в прицел и пошел своим танком в атаку на изготовившегося к атаке противника. Своими действиями я хотел предупредить главные силы бригады, танки которой шли от меня на удалении двух километров и не видели противника.

Местность, где развертывался противник, стесняла возможность маневра его танков. Это позволяло нам бить его, если бы подразделения своевременно развернулись и атаковали противника по накатанной и подмерзшей полевой дороге в правый фланг. В какое-то мгновение увидел вспышку и мгновенно мой танк зашатался от пролетевшего в каких-то сантиметрах от башни снаряда. Даю команду механику-водителю старшему сержанту П.А. Тюрину свернуть левее и продолжать движение по небольшой лощине, которая скрывала танк почти до башни. Выскочил из нее метрах в пятидесяти от крайней хаты. Справа увидел правый фланг развернувшейся первой боевой линии противника. Не доехав до хаты метров 10, я выскочил из танка но, не добежав 2-3 метра до дома, был сбит выстрелом одного из танков противника, снаряд от которого разбил вдребезги угол хаты и отбросил меня воздушной волной. Пришел в себя и увидел, что танк лейтенанта Абашина, второй танк из моего дозора, прикрывает меня огнем. Пользуясь передышкой, на максимальной скорости обошел боевые порядки противника с другой стороны деревни, и замаскировался за крайней хатой, готовясь бить фашистов по бортам.

Вскоре увидел, что наша первая танковая рота в составе 8 танков, развернулась на ходу и занимает огневой рубеж, встречая противника в лоб. Сказывалась неопытность нового командира и слабая сколоченность этой маршевой роты, прибывшей только что на пополнение. Мои размышления прервал вышедший в двухстах метрах впереди от меня танк «Тигр». Это было хорошим подарком для меня. Стреляю бронебойным ему в борт, вижу огненные брызги. Следом, почти без паузы, посылаю второй снаряд, и «Тигр» вспыхивает, не успев сделать ни одного выстрела. Этот загоревшийся тяжелый немецкий танк и своевременное развертывание танковых рот нашего батальона вынудило противника всем боевым порядком свернуть влево и мы начали преследование противника. Впоследствии на разборе наших действий командир батальона гвардии капитан Дмитрий Чумаченко назвал мои действия в районе деревни Каменный Брод бесстрашными.

Начало 1944 года. Красная армия наступала. Близки были границы СССР. 2 января 1944 года 207 Гвардейский танковый батальон, действуя в голове главных сил 22 Гв ТБр, усиленный одним стрелковым взводом, батареей самоходно-артиллерийских установок и отделением разведчиков из разведвзвода, решительными и дерзкими действиями вышел в тыл 87 пехотной немецкой дивизии в районе города Тараща Киевской области и разгромил его подразделения охранения. Практически мы захватили возимый запас продовольствия этой дивизии. Кроме того, моему экипажу удалось, ведя огонь с ходу захватить немецкую батарею 105 мм пушек. Затем, в ночь с 4-го на 5-е января, первыми ворвались в город Тараща. Там, в уличном бою уничтожили штурмовое орудие «Фердинанд» и автобус с гитлеровскими солдатами и офицерами.

В ходе наступления Первого Украинского фронта советские войска расширили прорыв по фронту до 300 километров. Для ликвидации этого прорыва фашисты подтянули 16 дивизий из резерва Группы армий «Юг» и нанесли первые контрудары. И хотя советское наступление застопорилось, Первый и Второй Украинские фронты продолжали уверенно сжимать клещи вокруг Корсунь-Шевченковской группировки немецких войск. Сдерживая натиск фашистов на рубеже Кобыляки--Тихоновка, во 20 км от Корсуня, 29 января 5 Гв ТК перешел к обороне. В это время гвардии меня назначили командиром танка командира батальона, а позже командиром танка командира 22-й танковой бригады. В непрекращающиеся атаки гитлеровцы бросали одновременно до 250 танков и самоходок, преимущественно тяжелые «Пантеры», «Тигры» и «Фердинанды», каждый бой шел на пределе человеческих сил - к утру 18 февраля в составе бригады неповрежденным остался лишь мой танк.
Именно ему до подхода резерва предстояло выбить противника из деревни Дашуковка и удерживать ее, тем самым, закрывая появившуюся в окружении группировки немцев брешь. Здесь моему экипажу, механику-водителю Дорошенко, заряжающему Фетисову, радисту-пулеметчику Елсукову и командиру Фадину, была поставлена боевая задача – любой ценой не допустить прорыва противника. Нам предстояло войти в состав сводного подразделения 241 стрелкового полка, поддержать его атаку и овладеть деревней.

Вот как писала об этом фронтовая газета «Суворовский натиск» в 1944 году: «Ровно в шесть утра танк вышел на выполнение боевого задания. Умело маневрируя по местности, танкисты подавили 12 пулеметных точек, сняли вражеского наблюдателя, засевшего на мельнице со станковым пулеметом, и разгромил два пулеметных расчета. Враг дрогнул. Наша пехота поднялась в атаку. Танк ворвался в село, извергая огонь, давя гусеницами. Два немецких средних танка попытались спасти положение. Командир тридцатьчетверки с ходу первым выстрелом зажег один из них. Второй, не приняв боя, отошел. На дорогу вытягивалась колонна немецких автомашин – она была расстреляна. На пути встретился бронетранспортер – он был измят гусеницами. Над лесом баражировал транспортный самолет, подававший световые сигналы о направлении выхода из окружения – на одном из разворотов, прямо в воздухе, он был разорван на двое прямым попаданием из танковой пушки в мотор. Танк курсировал по окраине села, вызывая врага в поле. Бой длился уже третий час. Немцы выставили против Т-34 двух «Тигров», а один танк пошел в обход. Даже в этой неравной схватки лейтенант Фадин действовал с холодной выдержкой опытного воина. Головной «Тигр» был пригвожден к месту метким выстрелом. За первым снарядом пошли еще два – чтобы зверь не ушел…»

В течение шести часов один танк сражался с пятеро превосходящими силами противника и победил. Вскоре подоспел наш резерв. Врагу не удалось выбраться из котла. В тот же день в штаб бригады вбежал начальник связи, гвардии майор Н.А. Забелин, и доложил комбригу принятое сообщение из Москвы о подвиге Александра Фадина и присвоении ему звания Героя Советского Союза. Итак, за этот бой я был вторично представлен к званию Героя Советского Союза, и оно вторично не было реализовано. Мой экипаж были награждены - Петр Дорошенко орденом Ленина, старший сержант Елсуков орденом Отечественной войны 1 степени, а старший сержант Фетисов орденом Отечественной войны 1 степени посмертно.

После госпиталя и краткосрочного отпуска домой, я получил направление в Высшую офицерскую бронетанковую школу. Закончив ее в конце февраля 1944 года был назначен командиром роты 30-го гвардейского тяжелого танкового полка 2 Гв МК. Позже стал офицером связи при штабе бригады, ведущей бои в Венгрии и Австрии. Там, на марше, я и услышал долгожданное слово: «Победа»! 7 мая 1945 года в Париже был подписан предварительный акт о капитуляции Германии. Через неделю командир бригады полковник Ф. А. Жилин сообщил мне, что за проявленный в войне героизм и мужество я буду представлять бригаду на предстоящем Параде Победы в Москве 24 июня 1945 года.
У Советской Родины оставался один враг – империалистическая Япония. Через две недели участники парада из 6 Гв ТА на санитарном поезде прибыли в город Чейболсан. Началась подготовка к войне в пустыне и горах. 9 августа 1945 года нам поступил приказ пересечь государственную границу с Японией и, уничтожая мелкие группы противника, продвигаться к горному хребту Большой Хинган. Направление движения из-за сплошной запыленности указывалось с самолета У-2.

С каждым новым днем трудности увеличивались - начались ливневые дожди, которые превращали горные ручейки в труднопроходимые селевые потоки. На перевале Корохан танки спускали по тридцатиградусному склону – сцепив тросами сразу три машины. Далее маршрут лежал по узкому железнодорожному полотну, на котором рвались гусеницы. 18 августа взяли направление на Мукден, Чаньчунь, Порт-Артур и Дальний. Советские танкисты-освободители заставили капитулировать все эти города, и вскоре к нам пришла весть о капитуляции Японии.

В 1954 году после окончания Бронетанковой Академии служил в войсках в Ленинградском военном округе, командуя танковым батальоном. В Полькой Народной Республике в качестве командира батальона тяжелых танков, а затем начальника штаба – заместителя командира танкового полка. В 1964 году был переведен на службу в Бронетанковую Академию, где служил вначале начальником строевого отдела, преподавателем, а затем и старшим преподавателем. В 1986 году в возрасте 62 года, прослужив в армии 49 лет, приказом Министра обороны в звании полковника уволен по болезни в отставку. Отдохнув полгода, в 1987 году я снова вернулся в Бронетанковую Академию, где занимался военно-научной работой в качестве служащего Советской Армии. В настоящее время продолжаю работать над проблемами высшей военной школы, в стенах Общевоисковой Академии Вооруженных Сил РФ. Кандидат военных наук, доцент, профессор Академии военных наук. Награжден 6 орденами и 23 медалями. В 1996 году за проявленное в годы Великой Отечественной войны мужество и храбрость в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президента Российской Федерации я был удостоен высокого звания Героя Российской Федерации.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Просмотров: ( 4155 ) Комментариев: ( 0 )

Рейтинг@Mail.ru